RTTW
   Как играть? 
   Помощь игроку  
  Каморка игрока 
  База карточек  
  Миры ДСМ  
  Описание миров  
  Боги ДСМ 
  Описание религий  
  Персонажи 
  Персонажи игроков  
  Отряды 
  Игровые группы  
 

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Уважаемые игроки!

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!


Уважаемые гости! Вы попали на игровой форум по вселенной "Дорога Сквозь миры". Здесь вы можете принять участие по придуманному нами сеттингу. Перед вами форумная ролевая игра, в основу которой заложены игры по системам правил D&D всех редакций, GURPS, словески и прочие. Вы так же можете принять участие в играх, посвященных таким известным мирам, как Star Wars, Рокуган, Scion, Мир тьмы, Колесо Времени и другие.

Если вам стало интересно, то мы советуем в первую очередь заглянуть вас в раздел, где Мастера объявляют о наборах и донаборах в своих походы. Вы сможете предложить свои варианты, пообщаться с Мастерами и найти для себя подходящее решение.

Темы, которые мы советуем посетить в первую очередь:
- Актуальные донаборы в партии
- Не нашли подходящую партию? Как присоединиться?
- Что такое ролевые игры?
- Как играть в форумные ролевые игры?
- Мы всегда рады видеть вас в СКАЙПЕ

Скрыть объявления

Термины ДСМ

Доми́р (мн. ы, муж.) - разумное существо. Универсальное понятие, применимое к любому субъекту, обладающему разумом, независимо от его происхождения, физической природы или внешнего вида.
Сиа́н (ед., муж.) - тонкая нить, соединяющая душу с материальной оболочкой.

Мир снов - другое название Духовного мира. Практически всем известна поговорка "когда мы засыпаем - мы просыпаемся". Место, где постоянно обитают наши души. Настоящая реальность.
Вымысел - совокупность планов, созданных высшими силами для взаимодействия душ, не способных мыслить в Мире Снов.

Обратная сторона - так жители Большого плана называют все другие планы.
Иная сторона, Иные миры - распространенное название Большого плана.
Суточный/годичный циклы Мин Акрона
  • В году 364 дня, 13 месяцев
  • В месяце 28 дней и 4 недели по 7 дней
  • Первый день месяца всегда понедельник; каждый день месяца всегда выпадает на один и тот же день недели.
  • В сутках 13 часов
  • В часе 120 минут
  • Каждый месяц и каждый час посвящен одному из 13-ти богов, люди используют их имена дабы упоминать богов почаще
История оценок пользователя Yamino Yononaka
От пользователя Из темы Содержание сообщения Оценка сообщения Дата выдачи
Вреднюка 15 лет проекту, встреча в Москве
Буду присутствовать собственной персоной и постараюсь немного попинать Зуи заодно smile.gif
Молодец Молодец 2 Апр 2016, 06:00
Призрак Форума 15 лет проекту, встреча в Москве
Буду присутствовать собственной персоной и постараюсь немного попинать Зуи заодно smile.gif
Ура!!! Ура!!! 2 Апр 2016, 00:01
Drakoshka С 8 Марта
Продолжая традицию, хочу сказать спасибо за вдохновение вами, женщинами, которое позволяет двигаться дальше без остановок и оглядки!

В погоне за соцветиями слов,
Метафор красками, букетом комплиментов,
На серенаду подвигов готов
Тот, чья душа полна для сантиментов:
Не знать шипы преград и цену дня,
Зарыть усталости бездонную могилу,
Пройти вулканы страстного огня;
Тому игра любой фантазии под силу.

Доколе тлеет нежный уголёк,
И до краёв сосуд взаимности наполнен,
Печали горизонт весьма далёк,
Спит праздности ревнивый зверь, накормлен.
Разбудит ярким праздничным лучом
Творцов, что спят в сознания глубинах;
Восстанут музы сна, к плечу плечом,
Заставив в одах воспевать любимых.

Простынет след предвзятости оков,
Симпатий ярких вывески зажгутся.
Десятки роз, тюльпанов, васильков
В объятьях крепких стеблями прижмутся.
На тонких листьях белой пустоты
Чернила искренности выльются словами
О том, что есть единственная "ТЫ",
И как важна нам жизнь со всеми ВАМИ.

Правдивей не найти вам в мире строк,
Что слаще лжи весеннего цветенья пыли.
Простите нам сей пагубный порок,
Мы повторять их каждый день забыли.

Я - лишь одна из многих единиц,
Искавших способ искренне признаться
О благодарности за яркость ваших душ!
О восхищении красою ваших лиц!
И о желании в вас каждый день влюбляться!
Спасибо Спасибо 8 Мар 2016, 19:14
Вреднюка С 8 Марта
Продолжая традицию, хочу сказать спасибо за вдохновение вами, женщинами, которое позволяет двигаться дальше без остановок и оглядки!

В погоне за соцветиями слов,
Метафор красками, букетом комплиментов,
На серенаду подвигов готов
Тот, чья душа полна для сантиментов:
Не знать шипы преград и цену дня,
Зарыть усталости бездонную могилу,
Пройти вулканы страстного огня;
Тому игра любой фантазии под силу.

Доколе тлеет нежный уголёк,
И до краёв сосуд взаимности наполнен,
Печали горизонт весьма далёк,
Спит праздности ревнивый зверь, накормлен.
Разбудит ярким праздничным лучом
Творцов, что спят в сознания глубинах;
Восстанут музы сна, к плечу плечом,
Заставив в одах воспевать любимых.

Простынет след предвзятости оков,
Симпатий ярких вывески зажгутся.
Десятки роз, тюльпанов, васильков
В объятьях крепких стеблями прижмутся.
На тонких листьях белой пустоты
Чернила искренности выльются словами
О том, что есть единственная "ТЫ",
И как важна нам жизнь со всеми ВАМИ.

Правдивей не найти вам в мире строк,
Что слаще лжи весеннего цветенья пыли.
Простите нам сей пагубный порок,
Мы повторять их каждый день забыли.

Я - лишь одна из многих единиц,
Искавших способ искренне признаться
О благодарности за яркость ваших душ!
О восхищении красою ваших лиц!
И о желании в вас каждый день влюбляться!
Красиво Красиво 8 Мар 2016, 16:34
Dark Deed С 8 Марта
Продолжая традицию, хочу сказать спасибо за вдохновение вами, женщинами, которое позволяет двигаться дальше без остановок и оглядки!

В погоне за соцветиями слов,
Метафор красками, букетом комплиментов,
На серенаду подвигов готов
Тот, чья душа полна для сантиментов:
Не знать шипы преград и цену дня,
Зарыть усталости бездонную могилу,
Пройти вулканы страстного огня;
Тому игра любой фантазии под силу.

Доколе тлеет нежный уголёк,
И до краёв сосуд взаимности наполнен,
Печали горизонт весьма далёк,
Спит праздности ревнивый зверь, накормлен.
Разбудит ярким праздничным лучом
Творцов, что спят в сознания глубинах;
Восстанут музы сна, к плечу плечом,
Заставив в одах воспевать любимых.

Простынет след предвзятости оков,
Симпатий ярких вывески зажгутся.
Десятки роз, тюльпанов, васильков
В объятьях крепких стеблями прижмутся.
На тонких листьях белой пустоты
Чернила искренности выльются словами
О том, что есть единственная "ТЫ",
И как важна нам жизнь со всеми ВАМИ.

Правдивей не найти вам в мире строк,
Что слаще лжи весеннего цветенья пыли.
Простите нам сей пагубный порок,
Мы повторять их каждый день забыли.

Я - лишь одна из многих единиц,
Искавших способ искренне признаться
О благодарности за яркость ваших душ!
О восхищении красою ваших лиц!
И о желании в вас каждый день влюбляться!
Супер Супер 8 Мар 2016, 15:51
Вреднюка С 8 Марта
Вы - наше солнце летом и зимою,
Вы - тёплый воздух, луч дневного света.
Той силой, что явили вы собою
Тела согреты и душа согрета.

Вы - облака, пушисты, белоснежны.
Вы - лёгкость и парите в небесах
Над нами в высоке.... вы очень нежны
И таете от ласки на глазах.

Вы - ветер, нет покоя в вашей силе.
Вы - атмосфера, мы лишь вами дышим.
И в каждом месте, где бы вы не были,
Стук сердца вашего большого слышим.

Мы вас не сможем никогда оставить
В беде одних, в тяжелый час уйти.
И если, как фигуру, жизнь представить,
То ваше место там легко найти.

И пусть сложна, неописуема она,
Вы в ней всегда прекраснейшая сторона.


С праздником вас!
Красиво Красиво 8 Мар 2016, 01:13
Шинсу Шинсу, с днем рождения!
Пусть лисье чутьё не подводит,
И рыжим всегда будет мех.
Удача тебя пусть находит,
Чтоб ты была счастливей всех.

С Днём рождения, Лиса.
Спасибо Спасибо 18 Янв 2016, 23:09
Терам Ос Набор в группу "Пауки в банке" D&D 3,5
Если по всем официальным книгам, то добро пожаловать: паладин резни (chaotic evil) и паладин тирании (lawful evil) - Unearthed Arcana.
Спасибо Спасибо 13 Окт 2015, 16:56
Призрак Форума С днем рождения, Призрак Форума!
Присоединяюсь к общей эйфории! К поздравлениям прилагаю пожелания осуществления всех идей, вплоть до самых парадоксальных, вопреки недоброжелателям, року судьбы и даже законам вселенной.
Спасибо Спасибо 6 Окт 2014, 13:10
Шинсу "Пророки новой эпохи" - подземный лабиринт
Язхар и Эндри быстро приняли решение двигаться вперёд. Соображений по этому поводу было много, но важнее всех оказался фактор времени - если пророки хотели выбраться из подземелий, двигаться назад было бы не самой лучшей идеей. Даже немного, даже ради удачного места для ночлега. Стоило принять риски и пройти вперёд, чем домиры и занялись. Развилка со скелетом была оставлена позади и дрожь в предметах в ближайшее время больше не появлялась. Значило ли это, что камень забыл о своей жертве, никто наверняка сказать не мог, поэтому оставалось на это только надеяться. И горбун, и дроу пытались найти на карте ближайший удобный тоннель, достаточно широкий и прямой, чтобы в любой момент опасности было и удобно защищаться, и легко отступить. Карта, конечно, не была настолько подробной, чтобы дать представление о наличии таких мест, но познания тёмного о подземельях были очень кстати.

По пятам за пророками, как Язхар уже успел заметить, и не раз, следовала стайка ящероподобных двуногих падальщиков, и хоть в этот раз им не досталось ни обеда, ни ужина, они продолжали почти бесшумно двигаться за группой, ловко скрываясь за углами от лишних взглядов. Пару раз дорога, которую прокладывал Язхар, проходила мимо чьих-то логов и гнёзд. Некоторые звери, заслышав громкий лязг доспехов издалека, прятались поглубже, другие выходили защищать свои жилища, но не будучи агрессивными, провожали незваных гостей хриплым рыком или угрожающим посвистыванием. Одна часть пути пролегала через проход, вся поверхность которого была покрыта чем-то отдалённо напоминающим паутину. Там Арманд умудрился раздавить ногой маленькую шестиногую чёрную тварь, подобравшуюся слишком близко, что, впрочем, оказалось очень кстати - Эндри вспомнил описание местных членистоногих, и это подобие паука славилось тем, что малые особи, найдя жертву, старались оставить на её теле особый феромон, который позже привлекал старших и более смертоносных родичей. Проблема была именно в том, что заметить или почувствовать, как подкрадывается подобное чудо, было непросто, так как они очень умело сливались с той средой, которую сами же и создавали при помощи своей паутины, и Арманд оказался очень удачлив в своих действиях.

После ещё примерно целого часа пути, по прикидкам пророков, Эндри заметил ответвление в тоннеле, которое показалось ему на первый взгляд интересным. Интуиция его не подвела. Проход вёл в широкое углубление, уходящее немного вверх, в конце которого пророки нашли просторную и относительно ровную площадку со вторым выходом в основную часть пещеры. Забравшись в предполагаемое место для привала и не найдя в нём практически ни одного следа какой-либо живности, они наконец-то могли спокойно готовиться к отдыху. В большом рюкзаке Киррбариса пророков ждали несколько своеобразных просторных спальных мешков, но прежде стоило подкрепиться и, возможно, обсудить пройденный путь.
Спасибо Спасибо 10 Авг 2014, 07:07
Урук НРПГ-тема группы "Пророки новой эпохи"
У тебя всего было 3 броска в этом сообщении, и в тексте дважды присутствует [ dice0 ], так что, пожалуй, нужно перебросить рефлекс.

Впрочем, нет, не надо, я не сразу заметил "цитату". Броски я зафиксировал, пожалуйста, отредактируй второй пост - сделай его без цитаты. Первый я уберу.
kva
Исходный бросок: 1d20+1d3+1d100
Результаты броска: (16)+(2)+(84) (Результат: 102)

Количество бросков: 1
Спасибо Спасибо 27 Апр 2014, 12:18
Toshka Нам 13 лет!
Тошка, всегда своё wink.gif
Как и договаривались, можешь использовать где угоднно.
Спасибо Спасибо 12 Апр 2014, 22:15
Урук НРПГ-тема группы "Пророки новой эпохи"
Айден, если ты посмотришь на карту прежде, чем делать выводы, то увидишь, что противник как раз таки не приближался к Киррбарису вплотную и не атаковал его. Именно поэтому я заявляю, что OA нет. Именно поэтому в правилах указано:
Цитата
you approach it, because you must enter and move within the range of its reach before you can attack it
чего насекомые и не делали.


Остальных прошу тему не продолжать.

Цитата(Язхар Аркенвир @ 13 Мар 2014, 15:16) *
ДМ наш драгоценный,Yamino Yononaka, а что за загадочный враг такой К-9? Может имелся ввиду G-9?
Да, точно, очепятка. Спасибо - поправил.

  + Открыть  броски

Количество бросков: 3
Согласен Согласен 13 Мар 2014, 14:25
Шинсу НРПГ-тема группы "Пророки новой эпохи"
Айден, если ты посмотришь на карту прежде, чем делать выводы, то увидишь, что противник как раз таки не приближался к Киррбарису вплотную и не атаковал его. Именно поэтому я заявляю, что OA нет. Именно поэтому в правилах указано:
Цитата
you approach it, because you must enter and move within the range of its reach before you can attack it
чего насекомые и не делали.


Остальных прошу тему не продолжать.

Цитата(Язхар Аркенвир @ 13 Мар 2014, 15:16) *
ДМ наш драгоценный,Yamino Yononaka, а что за загадочный враг такой К-9? Может имелся ввиду G-9?
Да, точно, очепятка. Спасибо - поправил.

  + Открыть  броски

Количество бросков: 3
Красиво Красиво 13 Мар 2014, 14:24
Toshka С 8 Марта
Вы - наше солнце летом и зимою,
Вы - тёплый воздух, луч дневного света.
Той силой, что явили вы собою
Тела согреты и душа согрета.

Вы - облака, пушисты, белоснежны.
Вы - лёгкость и парите в небесах
Над нами в высоке.... вы очень нежны
И таете от ласки на глазах.

Вы - ветер, нет покоя в вашей силе.
Вы - атмосфера, мы лишь вами дышим.
И в каждом месте, где бы вы не были,
Стук сердца вашего большого слышим.

Мы вас не сможем никогда оставить
В беде одних, в тяжелый час уйти.
И если, как фигуру, жизнь представить,
То ваше место там легко найти.

И пусть сложна, неописуема она,
Вы в ней всегда прекраснейшая сторона.


С праздником вас!
Спасибо Спасибо 8 Мар 2014, 15:48
Шинсу Шинсу, с днем рождения!
Без лишних слов, лишь поздравления,
Весь день сегодня будет только твой!
И пожеланий список в день рождения:
Успехи, счастье, радость и в душе покой.
Спасибо Спасибо 18 Янв 2014, 08:34
Шинсу "Пророки новой эпохи" - подземный лабиринт
Вопреки самым неприятным ожиданиям все звери в одно мгновение сменили агресию на панику. В тот самый момент, когда старший ящер издал предсмертный хрип, захлёбываясь собственной кровью, вся мелочь умолкла. А уже пару секунд спустя, шумя когтями, бросилась наутёк во все стороны, стараяь как можно скорее скрыться с глаз обидчика долой в своих уютных узких логовах. Пещера вновь зашумела, но теперь уже не яростно и дико, а хаотично и даже немного жалобно. Ящеры юлили и виляли из стороны в сторону, чуть зачуяв рядом с собой хоть кого-то, но это не спасало их от тех, кто наполседок решил добавитьна свой счёт парочку жертв, чем, в частности, и занялся Арманд.

Тем не менее, рептилии быстро очистили пространство, и даже прежде стоящие у тоннелей стражники предпочли спрятаться в укрытии. Посреди прохода мирно покоились несколько чешуйчатых трупов, а один, самый крупный, лежал неподалёку в гордом одиночестве. Гриффон, призванный горбуном, еле дышал и судорожно оглядывался по сторонам, вслушиваясь в каждый шорох.

  + Открыть  НРПГ
Улыбнуло Улыбнуло 7 Янв 2014, 20:30
Drakoshka "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
Дроу откупорил кувшин и в его нос ударил знакомый запах брожения. Вином тут и не пахло, но можно было с уверенностью сказать, что в этом напитке градусов не меньше. Сам аромат же отдалённо напоминал древесную смолу - лёгкий оттенок, словно из густых эльфийских лесов Дарованной земли, но всё же другой, не столь нежный и терпкий, а жёсткий и резкий. На его вопрос, похоже, были готовы отозваться сразу несколько кандидатов, но ни один из них не подал голоса прежде, чем не заговорил вампир, восседавший в самом центре стола. Он был одним из трёх самых приметных местных обитателей. Двое других сидели по разные стороны от него и делили весь коллектив на четыре практически равные части. У каждого из этой троицы на голове красовалась аккуратная золотая корона с одним большим камнем в центре, но все камни оказались разного цвета. Красный у вампира в левой части стола, синий - в правой, и тёмно-пурпурный занимал своё место в оправе у центрального.

- Моё имя Аэннан и я старший ученик Странника, главный библиотекарь и хранитель памяти, - вампир с явно эльфийскими чертами лица привстал и учтиво посмотрел по очереди на каждого из гостей. Окантовка его плаща и рубахи была испещрена разнообразными рунами, а во взгляде проскакивала искра знаний и мудрости, накопленных за множество сто-, а может даже и тысячелетий. Лоб и щёки его были покрыты татуировками с непонятным текстом и несколькими крупными символами, - Любые подробные знания об этом мире, которые могут заинтересовать смертного, вы найдёте в нашей библиотеке. Доступ к ней ограничен лишь вашим временем. Вкратце я скажу немного и постараюсь ответить сразу на несколько вопросов.

- Итак, Тень известна многим, но наш ничтожно маленький в сравнении с ней нормальный мир - секрет, известный единицам за его пределами. Во времена, память о которых уже утрачена, здесь царила вечная Ночь и бесконечная тьма. Нашедшие путь сюда захватчики вторглись и попытались установить свои порядки, но потерпели множество неудач, хотя их работа и не прошла совсем бесследно. В самом центре нашего мира, где они держат границы своего государства, стоит наследие их деятельности - Солнцеон! - последнее слово Аэннан произнёс громко и с явным отвращением в голосе, которое отразилось на лицах многих других местных обитателей, пусть и не всех. - Источник губительного света и пожиратель маны. А ещё, символ того, что захватчики до сих пор существуют на нашей земле.

Аэннан перевёл взгляд с гостей на сидящего рядом с ним низкорослого вампира в светлой мантии. Тот кивнул и поднялся в полный рост, дабы его было лучше видно из-за стола. Ростом этот вампир был ниже всех и его лицо, в отличие от большинства, напоминало звериное, нежели человеческое: длинные усы и острые торчащие уши, большой плоский нос чёрного цвета, густая короткая рыжая шерсть, покрывающая почти всю кожу, кроме шеи, век и носа, и крупные ярко-жёлтые блестящие глаза. Клыки при его внешности выглядели очень натурально, а цвета кожи вообще не было видно, и можно было предположить, что он и вовсе не вампир, если бы факт нежизни всех остальных не был таким вопиющим. Какова вероятность, что среди них найдётся хотя бы один смертный?

- Здр-раст'уйте, - высоким, слегка рычащим голосом сказал он. - Меня зо'ут Р'Дарик, и магистер Аэннан - мой наста'ник. Я 'нимательно изучаю прор-рочества и ищу с'язи между ними большую часть с'оего 'ремени. Я прошёл ск'озь очень много книг, и найденый предыдущими прор-роками текст не смог обнаружить нигде. Даже намёки на него отсутст'уют. Но по всем пар-раметрам, если не углубляться в детал, текст этот по 'озрасту можно приравнять к самому Стр-раннику! Если даже не стар-рше. Ор-ригинал может быть, к сожалению, где угодно, даже небытие. И для поиска понадобится много усилий. Любые частные коллекционеры могут иметь сей драгоценный экземпляр и они потр-ребуют немалую сумму, если узнают, что он кому-то действительно нужен.

Аэннан улыбнулся и предложил своему ученику присесть, на что тот охотно согласился и быстро продолжил трапезу, отгрызая от практически сырого шмата свежего мяса кусочки своими отсрыми клыками. Эльфийский вампир продолжил:

- Хаос, царящий в Тени, отделён от нас тонкой гранью, словно занавесом. Естественно, никто не заставит вас идти туда - это бессмысленно. Пограничье опасно для путешественников. По эту сторону грани опасности, наверное, будут для вас более привычными.

- Граз-Увал, младший ученик Странника, главный военачальник и хранитель порядка, - внезапно подал голос другой вампир, с красным камнем в корове. Он по-военному быстро отчитался перед присутствующими. У военачальника была соответствующая его званию фигура и внешность: грозный крупный вампир, в чьем когда-то живом теле орочья кровь была смешана с другой, теперь с трудом различимой. Из-под его накидки проглядвал плотный доспех, скованный по фигуре из тёмного металла, а в губы, нос, брови и уши были вбиты небольшие металлические колышки с округлыми наконечниками. И несмотря на устрашающие размеры, которым не позавидовал разве что только Киррбарис, слова его звучали убедительно и от чего-то успокаивающе. Словно все озвученные ужасы он держал под своим однозначным контролем. - Опасностей у нас не меньше, и не больше, чем везде. Теневые пришельцы из Пограничья. Мы живём у самой грани, и от них нет отбоя. В горной гряде обитает местная мразь. Их интересует только живая плоть, но и эти доставляют не меньше хлопот. За пределами поместья, в пустынных равнинах, обитатели сбиваются в поселения там, где можно добыть еду, и самим не стать едой. Но мы туда не выходим, таков порядок. Каждый, кто остаётся на верной службе у Странника, ограничен в перемещении под страхом полного уничтожения. Именно поэтому нужны такие вольные бойцы, как вы!

Граз-Увал закончил закончил также резко, как и начал. Все, кто сидел слева от него, одобрительно кивнули. Большинство из этих вампиров тоже были крепкого телосложения, и явно отличались недюжинной силой. У всех их был как минимум один металлический колышек в коже, а сидящий рядом с военачальником носил практически такие же тёмные доспехи. Аэннан снова взял право речи на себя:

- Помимо живности и пришельцев из Тени, сам мир тоже представляет для смертных очень большую опасность. Бури - злейший враг Ночи. Ноиты, местные обитатели, ценят друг друга потому, что только лишь личными усилиями спастись практически невозможно.

- Я Дэйн, средний ученик Странника, главный колдун и хранитель тайн, - после небольшой паузы вступил третий из троицы, с синим камнем в короне. Его одежда была самой красочной, как и у всех, кто сидел рядом с ним. Именно в этой компании находился уже известный гостям маэстро Вайас, с интересом наблюдающий за реакцией каждого, с кем он успел познакомиться, пусть и не в самой лучшей ситуации. Дэйн оказался невероятно привлекательным вампиром. Как во внешности, так и в его голосе было слишком много того, за что можно было зацепиться. И отдельно от образа каждая черта могла бы даже показаться отвратительной, но в его комбинации это смотрелось практичеки идеально. Он был очень женоподобен, и в иной раз его можно бы спутать с молодой симпатичной девушкой. Даже бледность кожи словно играла ему на руку. Но Дэйн нарочно не использовал весь свой шарм и вёл себя немного развязно, делал упущения в движениях и мимике, отталкивающие слишком пристальное внимание от своей персоны. - Бури, как уже сказал Аэнанн, очень опасны. Это явление - сильнейший тандем магии и природы. Мановое поле, если вам известно, что это такое, очень насыщено в нашем мире. В то время, как эти умники со своим Солнцеоном поглощают его в бесконечных количествах, теряя столь ценный ресурс, мы довольствуемся изобилием. Убийственным изобилием. Буря убивает всё, что не способно сопротивляться ей. Судя по всему, среди вас нет никого, кто даже имеет представление о том, что это. Я не стану затруднять вас тяжёлыми объяснениями. Просто знайте: любой, кто не смог найти хоть какую-то защиту, умрёт. Мороз несовместимый с жизнью, даже не всем местным тварям по душе, от которого может спасти либо настолько же сильный жар, либо магия в чистом виде. Первое, уверяю, дешевле, чем второе. Имейте в виду.

Средний ученик кивнул старшему, и тот снова вступил в разговор:

- Да, думаю, про опасности пока достаточно, хотя никогда не стоит недооценивать их. Что же касается вашей задачи с пророчеством. Вы выполняете очень важную роль по мнению Странника, а с ним вряд ли кто-то будет спорить. Он знает более, чем кто-либо из нас, но память его - крепость, даже для него самого. Для этого мы и нужны. Тёмный Странник всегда стремился к тому, чтобы вернуть прежний облик миру Ночи. Это может значить только одно: он хочет уничтожить Солнцеон. Но не обманывайтесь его могуществом. Даже такой великой сущности со всеми нашими знаниями и умениями будет недостаточно, чтобы пойти войной на злейших врагов Ночи. Пророчество же, к которому Странник проявляет столь большой интерес... считайте его "обходным путём", лазейкой к главной цели. Я не могу заставить вас верить в то, что оно исполнится, но Странник верит. А мы верим в Странника.

Последняя фраза, судя по всему, не вызвала однозначного одобрения среди вампиров. Кто-то еле слышно прокашлялся, а один из сидящих в правой части общего стола и вовсе помотал головой, беззвучно проговорив что-то губами. Но никто пока не обратил на это внимания, даже троица учеников лича проигнорировала такое, казалось бы, вопиюще невежественное поведение. Аэннан тем временем продолжал.

- Но несмотря на всю нелюбовь ноитов к тем, кто когда-то был ненавистным захватчиком, вряд ли они станут помогать вам в вашей задаче. Каждый будет искать личную выгоду, и может использовать вас для своих целей. Не потому, что они желают сорвать планы Странника, а потому, что они просто не представляют, насколько большую роль эти планы могут сыграть в их существовании.

Теперь реакция вампиров была и вовсе слишком очевидной. Вся компания разделилась на три группы, самой маленькой из которой была исконно верующая во всё сказанное, вместе с главным библиотекарем. Аэннан с двумя своими учениками всё-таки отреагировали на невежество, но не более, чем грозными взглядами на тех, кто его проявил. Таких же было четверо: один за правым плечом военачальника и трое по левую руку от красавца-колдуна. Остальные продолжали не обращать внимание, или хотя бы делать вид, что подобные заявления или возражения хоть несколько трогают их. Также вели себя и Вайас с Ганном. Никаких словесных перепалок не последовало и Аэннан, взяв ближайший к нему кувшин, налил в него немного содержимого и отпил, смакуя аромат напитка. Похоже, он закончил свою речь и на первые вопросы были даны по мнению местных достаточно исчерпывающие ответы.
Супер Супер 17 Дек 2013, 15:05
Крион НРПГ-тема группы "Пророки новой эпохи"
Арманд Вольф, скажем так, в ваших же интересах не делать заявок более, чем на 2 раунда вперёд, но пока что вы можете отписываться в произвольном порядке. Далее инициатива боя просто сохраняется в том виде, в котором она есть, если только кто-то не захочет переместиться вниз по списку.
Спасибо Спасибо 4 Дек 2013, 10:18
Язхар Аркенвир Опыт группы "Пророки новой эпохи"
Опыт для этой партии будет выдаваться предположительно после завершения каждого значимого участка сюжета, либо после завершения очередного этапа путешествия.
Формула для подсчёта опыта проста: все персонажи получают базовое значение за прохождение этапа, к которому добавляются бонусы за боёвки, в которых принимал участие персонаж. Эти значения строгие и определяются в зависимости от этапа сюжета и сложности боёвок.
Далее каждый получает бонусы, соответствующие двум оценкам: отыгрышь персонажа и вовлечённость в игру. С первым всё понятно, второе определяется от знаний, полученных персонажем, участия в побочных квестах, диалогах, партийном взаимодействии и другой деятельности, так или иначе разнообразящей игру. Данные бонусы, в отличие от предыдущих, пропорциональны уровню персонажа (именно уровню, а не ECL, имейте в виду), так что могут стать приятным дополнением к базовому опыту. Дерзайте.

Состояние опыта персонажей на данный момент:

Аг'харр -- -- 12725 / 17000
Арманд -- -- 12800 / 15000
Маэтор -- -- 12850 / 15000
Эндри -- -- 13100 / 15000
Язхар -- -- 18240 / 23000


---


Опыт, полученный за прохождение этапа истории "Вступление" 27.10.2013:

Сумма = 'опыт за этап' + 'боевой опыт' + 'информация и вовлечённость' + 'отыгрышь'

Аг'харр -- -- 2725 = 2000 + 500 + 25*5 + 30*5
Арманд -- -- 2800 = 2000 + 500 + 25*5 + 45*5
Маэтор -- -- 2850 = 2000 + 250 + 60*5 + 60*5
Эндри -- -- 3100 = 2000 + 250 + 95*5 + 75*5
Язхар -- -- 3240 = 2000 + 250 + 90*6 + 75*6
Спасибо Спасибо 27 Окт 2013, 07:28
Маэтор дер Нуру Опыт группы "Пророки новой эпохи"
Опыт для этой партии будет выдаваться предположительно после завершения каждого значимого участка сюжета, либо после завершения очередного этапа путешествия.
Формула для подсчёта опыта проста: все персонажи получают базовое значение за прохождение этапа, к которому добавляются бонусы за боёвки, в которых принимал участие персонаж. Эти значения строгие и определяются в зависимости от этапа сюжета и сложности боёвок.
Далее каждый получает бонусы, соответствующие двум оценкам: отыгрышь персонажа и вовлечённость в игру. С первым всё понятно, второе определяется от знаний, полученных персонажем, участия в побочных квестах, диалогах, партийном взаимодействии и другой деятельности, так или иначе разнообразящей игру. Данные бонусы, в отличие от предыдущих, пропорциональны уровню персонажа (именно уровню, а не ECL, имейте в виду), так что могут стать приятным дополнением к базовому опыту. Дерзайте.

Состояние опыта персонажей на данный момент:

Аг'харр -- -- 12725 / 17000
Арманд -- -- 12800 / 15000
Маэтор -- -- 12850 / 15000
Эндри -- -- 13100 / 15000
Язхар -- -- 18240 / 23000


---


Опыт, полученный за прохождение этапа истории "Вступление" 27.10.2013:

Сумма = 'опыт за этап' + 'боевой опыт' + 'информация и вовлечённость' + 'отыгрышь'

Аг'харр -- -- 2725 = 2000 + 500 + 25*5 + 30*5
Арманд -- -- 2800 = 2000 + 500 + 25*5 + 45*5
Маэтор -- -- 2850 = 2000 + 250 + 60*5 + 60*5
Эндри -- -- 3100 = 2000 + 250 + 95*5 + 75*5
Язхар -- -- 3240 = 2000 + 250 + 90*6 + 75*6
Спасибо Спасибо 27 Окт 2013, 00:15
Skye Skye! С днем рождения тебя!
Skye, чуть не пропустил. С Днём Рождения! Абсурдного тебе веселья, яркого воображения и извилистой логики - чтобы жизнь твоя была так же интересна, как и твои партии wink.gif
Спасибо Спасибо 5 Сен 2013, 21:22
Шинсу "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
Дом Ганна

- Вечной Ночи, - ответил проводник на приветствие дроу и хмыкнул, добавив в полголоса: - Давно не слышал этой фразы.

Вампир усадил гостей на кресла и стулья, кому что пришлось по душе, лично встав между ними. Садиться он не стал, хотя в комнате было ещё место. Стоило отметить, что порядка в доме Ганна точно не было, но его самого это нисколечко не смущало. Мебель стояла вразброс и местами хаотично, везде лежали какие-то свёртки и бумаги, где-то аккуратно сложенные, где-то небрежно сваленные в одну стопку, а ещё, что самое примечательное, море старых, использованных письменных принадлежностей, судя по виду, уже совершенно непригодных для использования. По всему дому можно было найти разнообразные ключи, и одну связку таких проводнику пришлось забирать со стула, предложенного Эндри. Само строение было похоже на остальные, кроме того, что оно было одноэтажным, но лестница в подвал явно присутствовала и была полностью открыта. Ганн внимательно выслушал пророков, с одобрением кивая на каждое высказанное предложение, после чего принялся за ответы.

- Разумное мышление, хорошо, что вы взялись за это сейчас, пока у вас есть время, а не перед самым выходом. Давайте по порядку.

Подвинув одну из широких полок ближе к пророкам Ганн стряхнул с неё всё не пол и предложил использовать её в качестве стола. Где-то среди хлама он достал чернильницу и перо достойного качества и вручил Язхару, после чего приступил к подробному объяснению и ответы на все вопросы относительно звучания и использования каждого из символов, перечисленных в алфавите местного языка. Это заняло немало времени, так как нюансов оказалось больше, чем можно было ожидать, но в итоге дело было сделано и в руках у дроу теперь была книга, первые листы которой возле каждой буквы были исписаны тонким вычурным почерком на языке тёмных.

- Карты в последнюю очередь, - добавил Ганн и начал объяснять по просьбе Маэтора, чего можно ожидать от мира. Главной опасностью всё же считались бури, в которые проводнику пришлось углубиться. - К сожалению, я не могу поведать вам суть действия бурь, но, насколько я понимаю, они провоцируются насыщенностью манового поля. Холод, который они вызывают, - это не просто мороз, от которого можно спрятаться в шубе. Он пронизывает насквозь и убивает изнутри, замораживая кровь и органы, разрушает даже очень стойкие вещества. Но длятся они недолго, поэтому достаточно сильная магия или достаточно сильный внешний обогрев способны защитить. Вам доведётся почувствовать это на себе буквально следующей ночью. Я проведу вас в специальное помещение, где бури пережидают все. Там сосредоточены все силы обогрева поместья, поэтому там безопасно.

Ответив на другие вопросы относительно бурь, Ганн перешёл к остальным опасностям и особо отметил важными еду и предательство. Даже без бурь можно было замерзнуть, но пророков уже снабдили достаточными средствами для защиты от этого. Добыча еды - очень важный вопрос, так как в таких условиях, очевидно, в изобилии её быть не может. Язхар отметил, что обращал внимание на отметки в книгах, которые гласили о съедобности того или иного растительного продукта или возможности использовать в пищу органы существ, что Ганн назвал одним из самых важных пунктов. О предательстве проводник рассказывать не стал, добавив лишь, что есть вещи, от которых защититься невозможно.

- О внешнем мире я могу рассказать вам не так уж и много, ведь провёл здесь в этих скалах слишком много циклов. Если больше вопросов нет, перейдём к картам?

Пограничный лес

Торунд насторожился и прислушался, когда Аг'харр указал направление, но покачал головой, намекая на то, что сам ничего не слышал. Вытащив свой меч из ножен он двинулся вдоль скалы в эту сторону, махнув рукой охотникам, чтобы они следовали за ним. Пройдя за небольшой каменный выступ, в котором и сделали своё гнездо ворги, воин, внимательно оглядываясь по сторонам, продолжал движение максимально тихими шагами. Несмотря на доспехи, его было практически не слышно. Рапторан был уверен, что чувствует запах совсем рядом и когда он уже почти был готов сказать, где точно находится противник, как Торунд внезапно упал на землю спиной вниз.

  + Открыть  НРПГ

Количество бросков: 1
Красиво Красиво 29 Авг 2013, 19:42
Эл Морской ястреб "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
Дроу откупорил кувшин и в его нос ударил знакомый запах брожения. Вином тут и не пахло, но можно было с уверенностью сказать, что в этом напитке градусов не меньше. Сам аромат же отдалённо напоминал древесную смолу - лёгкий оттенок, словно из густых эльфийских лесов Дарованной земли, но всё же другой, не столь нежный и терпкий, а жёсткий и резкий. На его вопрос, похоже, были готовы отозваться сразу несколько кандидатов, но ни один из них не подал голоса прежде, чем не заговорил вампир, восседавший в самом центре стола. Он был одним из трёх самых приметных местных обитателей. Двое других сидели по разные стороны от него и делили весь коллектив на четыре практически равные части. У каждого из этой троицы на голове красовалась аккуратная золотая корона с одним большим камнем в центре, но все камни оказались разного цвета. Красный у вампира в левой части стола, синий - в правой, и тёмно-пурпурный занимал своё место в оправе у центрального.

- Моё имя Аэннан и я старший ученик Странника, главный библиотекарь и хранитель памяти, - вампир с явно эльфийскими чертами лица привстал и учтиво посмотрел по очереди на каждого из гостей. Окантовка его плаща и рубахи была испещрена разнообразными рунами, а во взгляде проскакивала искра знаний и мудрости, накопленных за множество сто-, а может даже и тысячелетий. Лоб и щёки его были покрыты татуировками с непонятным текстом и несколькими крупными символами, - Любые подробные знания об этом мире, которые могут заинтересовать смертного, вы найдёте в нашей библиотеке. Доступ к ней ограничен лишь вашим временем. Вкратце я скажу немного и постараюсь ответить сразу на несколько вопросов.

- Итак, Тень известна многим, но наш ничтожно маленький в сравнении с ней нормальный мир - секрет, известный единицам за его пределами. Во времена, память о которых уже утрачена, здесь царила вечная Ночь и бесконечная тьма. Нашедшие путь сюда захватчики вторглись и попытались установить свои порядки, но потерпели множество неудач, хотя их работа и не прошла совсем бесследно. В самом центре нашего мира, где они держат границы своего государства, стоит наследие их деятельности - Солнцеон! - последнее слово Аэннан произнёс громко и с явным отвращением в голосе, которое отразилось на лицах многих других местных обитателей, пусть и не всех. - Источник губительного света и пожиратель маны. А ещё, символ того, что захватчики до сих пор существуют на нашей земле.

Аэннан перевёл взгляд с гостей на сидящего рядом с ним низкорослого вампира в светлой мантии. Тот кивнул и поднялся в полный рост, дабы его было лучше видно из-за стола. Ростом этот вампир был ниже всех и его лицо, в отличие от большинства, напоминало звериное, нежели человеческое: длинные усы и острые торчащие уши, большой плоский нос чёрного цвета, густая короткая рыжая шерсть, покрывающая почти всю кожу, кроме шеи, век и носа, и крупные ярко-жёлтые блестящие глаза. Клыки при его внешности выглядели очень натурально, а цвета кожи вообще не было видно, и можно было предположить, что он и вовсе не вампир, если бы факт нежизни всех остальных не был таким вопиющим. Какова вероятность, что среди них найдётся хотя бы один смертный?

- Здр-раст'уйте, - высоким, слегка рычащим голосом сказал он. - Меня зо'ут Р'Дарик, и магистер Аэннан - мой наста'ник. Я 'нимательно изучаю прор-рочества и ищу с'язи между ними большую часть с'оего 'ремени. Я прошёл ск'озь очень много книг, и найденый предыдущими прор-роками текст не смог обнаружить нигде. Даже намёки на него отсутст'уют. Но по всем пар-раметрам, если не углубляться в детал, текст этот по 'озрасту можно приравнять к самому Стр-раннику! Если даже не стар-рше. Ор-ригинал может быть, к сожалению, где угодно, даже небытие. И для поиска понадобится много усилий. Любые частные коллекционеры могут иметь сей драгоценный экземпляр и они потр-ребуют немалую сумму, если узнают, что он кому-то действительно нужен.

Аэннан улыбнулся и предложил своему ученику присесть, на что тот охотно согласился и быстро продолжил трапезу, отгрызая от практически сырого шмата свежего мяса кусочки своими отсрыми клыками. Эльфийский вампир продолжил:

- Хаос, царящий в Тени, отделён от нас тонкой гранью, словно занавесом. Естественно, никто не заставит вас идти туда - это бессмысленно. Пограничье опасно для путешественников. По эту сторону грани опасности, наверное, будут для вас более привычными.

- Граз-Увал, младший ученик Странника, главный военачальник и хранитель порядка, - внезапно подал голос другой вампир, с красным камнем в корове. Он по-военному быстро отчитался перед присутствующими. У военачальника была соответствующая его званию фигура и внешность: грозный крупный вампир, в чьем когда-то живом теле орочья кровь была смешана с другой, теперь с трудом различимой. Из-под его накидки проглядвал плотный доспех, скованный по фигуре из тёмного металла, а в губы, нос, брови и уши были вбиты небольшие металлические колышки с округлыми наконечниками. И несмотря на устрашающие размеры, которым не позавидовал разве что только Киррбарис, слова его звучали убедительно и от чего-то успокаивающе. Словно все озвученные ужасы он держал под своим однозначным контролем. - Опасностей у нас не меньше, и не больше, чем везде. Теневые пришельцы из Пограничья. Мы живём у самой грани, и от них нет отбоя. В горной гряде обитает местная мразь. Их интересует только живая плоть, но и эти доставляют не меньше хлопот. За пределами поместья, в пустынных равнинах, обитатели сбиваются в поселения там, где можно добыть еду, и самим не стать едой. Но мы туда не выходим, таков порядок. Каждый, кто остаётся на верной службе у Странника, ограничен в перемещении под страхом полного уничтожения. Именно поэтому нужны такие вольные бойцы, как вы!

Граз-Увал закончил закончил также резко, как и начал. Все, кто сидел слева от него, одобрительно кивнули. Большинство из этих вампиров тоже были крепкого телосложения, и явно отличались недюжинной силой. У всех их был как минимум один металлический колышек в коже, а сидящий рядом с военачальником носил практически такие же тёмные доспехи. Аэннан снова взял право речи на себя:

- Помимо живности и пришельцев из Тени, сам мир тоже представляет для смертных очень большую опасность. Бури - злейший враг Ночи. Ноиты, местные обитатели, ценят друг друга потому, что только лишь личными усилиями спастись практически невозможно.

- Я Дэйн, средний ученик Странника, главный колдун и хранитель тайн, - после небольшой паузы вступил третий из троицы, с синим камнем в короне. Его одежда была самой красочной, как и у всех, кто сидел рядом с ним. Именно в этой компании находился уже известный гостям маэстро Вайас, с интересом наблюдающий за реакцией каждого, с кем он успел познакомиться, пусть и не в самой лучшей ситуации. Дэйн оказался невероятно привлекательным вампиром. Как во внешности, так и в его голосе было слишком много того, за что можно было зацепиться. И отдельно от образа каждая черта могла бы даже показаться отвратительной, но в его комбинации это смотрелось практичеки идеально. Он был очень женоподобен, и в иной раз его можно бы спутать с молодой симпатичной девушкой. Даже бледность кожи словно играла ему на руку. Но Дэйн нарочно не использовал весь свой шарм и вёл себя немного развязно, делал упущения в движениях и мимике, отталкивающие слишком пристальное внимание от своей персоны. - Бури, как уже сказал Аэнанн, очень опасны. Это явление - сильнейший тандем магии и природы. Мановое поле, если вам известно, что это такое, очень насыщено в нашем мире. В то время, как эти умники со своим Солнцеоном поглощают его в бесконечных количествах, теряя столь ценный ресурс, мы довольствуемся изобилием. Убийственным изобилием. Буря убивает всё, что не способно сопротивляться ей. Судя по всему, среди вас нет никого, кто даже имеет представление о том, что это. Я не стану затруднять вас тяжёлыми объяснениями. Просто знайте: любой, кто не смог найти хоть какую-то защиту, умрёт. Мороз несовместимый с жизнью, даже не всем местным тварям по душе, от которого может спасти либо настолько же сильный жар, либо магия в чистом виде. Первое, уверяю, дешевле, чем второе. Имейте в виду.

Средний ученик кивнул старшему, и тот снова вступил в разговор:

- Да, думаю, про опасности пока достаточно, хотя никогда не стоит недооценивать их. Что же касается вашей задачи с пророчеством. Вы выполняете очень важную роль по мнению Странника, а с ним вряд ли кто-то будет спорить. Он знает более, чем кто-либо из нас, но память его - крепость, даже для него самого. Для этого мы и нужны. Тёмный Странник всегда стремился к тому, чтобы вернуть прежний облик миру Ночи. Это может значить только одно: он хочет уничтожить Солнцеон. Но не обманывайтесь его могуществом. Даже такой великой сущности со всеми нашими знаниями и умениями будет недостаточно, чтобы пойти войной на злейших врагов Ночи. Пророчество же, к которому Странник проявляет столь большой интерес... считайте его "обходным путём", лазейкой к главной цели. Я не могу заставить вас верить в то, что оно исполнится, но Странник верит. А мы верим в Странника.

Последняя фраза, судя по всему, не вызвала однозначного одобрения среди вампиров. Кто-то еле слышно прокашлялся, а один из сидящих в правой части общего стола и вовсе помотал головой, беззвучно проговорив что-то губами. Но никто пока не обратил на это внимания, даже троица учеников лича проигнорировала такое, казалось бы, вопиюще невежественное поведение. Аэннан тем временем продолжал.

- Но несмотря на всю нелюбовь ноитов к тем, кто когда-то был ненавистным захватчиком, вряд ли они станут помогать вам в вашей задаче. Каждый будет искать личную выгоду, и может использовать вас для своих целей. Не потому, что они желают сорвать планы Странника, а потому, что они просто не представляют, насколько большую роль эти планы могут сыграть в их существовании.

Теперь реакция вампиров была и вовсе слишком очевидной. Вся компания разделилась на три группы, самой маленькой из которой была исконно верующая во всё сказанное, вместе с главным библиотекарем. Аэннан с двумя своими учениками всё-таки отреагировали на невежество, но не более, чем грозными взглядами на тех, кто его проявил. Таких же было четверо: один за правым плечом военачальника и трое по левую руку от красавца-колдуна. Остальные продолжали не обращать внимание, или хотя бы делать вид, что подобные заявления или возражения хоть несколько трогают их. Также вели себя и Вайас с Ганном. Никаких словесных перепалок не последовало и Аэннан, взяв ближайший к нему кувшин, налил в него немного содержимого и отпил, смакуя аромат напитка. Похоже, он закончил свою речь и на первые вопросы были даны по мнению местных достаточно исчерпывающие ответы.
Красиво Красиво 21 Июня 2013, 08:56
Крион "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
Дроу откупорил кувшин и в его нос ударил знакомый запах брожения. Вином тут и не пахло, но можно было с уверенностью сказать, что в этом напитке градусов не меньше. Сам аромат же отдалённо напоминал древесную смолу - лёгкий оттенок, словно из густых эльфийских лесов Дарованной земли, но всё же другой, не столь нежный и терпкий, а жёсткий и резкий. На его вопрос, похоже, были готовы отозваться сразу несколько кандидатов, но ни один из них не подал голоса прежде, чем не заговорил вампир, восседавший в самом центре стола. Он был одним из трёх самых приметных местных обитателей. Двое других сидели по разные стороны от него и делили весь коллектив на четыре практически равные части. У каждого из этой троицы на голове красовалась аккуратная золотая корона с одним большим камнем в центре, но все камни оказались разного цвета. Красный у вампира в левой части стола, синий - в правой, и тёмно-пурпурный занимал своё место в оправе у центрального.

- Моё имя Аэннан и я старший ученик Странника, главный библиотекарь и хранитель памяти, - вампир с явно эльфийскими чертами лица привстал и учтиво посмотрел по очереди на каждого из гостей. Окантовка его плаща и рубахи была испещрена разнообразными рунами, а во взгляде проскакивала искра знаний и мудрости, накопленных за множество сто-, а может даже и тысячелетий. Лоб и щёки его были покрыты татуировками с непонятным текстом и несколькими крупными символами, - Любые подробные знания об этом мире, которые могут заинтересовать смертного, вы найдёте в нашей библиотеке. Доступ к ней ограничен лишь вашим временем. Вкратце я скажу немного и постараюсь ответить сразу на несколько вопросов.

- Итак, Тень известна многим, но наш ничтожно маленький в сравнении с ней нормальный мир - секрет, известный единицам за его пределами. Во времена, память о которых уже утрачена, здесь царила вечная Ночь и бесконечная тьма. Нашедшие путь сюда захватчики вторглись и попытались установить свои порядки, но потерпели множество неудач, хотя их работа и не прошла совсем бесследно. В самом центре нашего мира, где они держат границы своего государства, стоит наследие их деятельности - Солнцеон! - последнее слово Аэннан произнёс громко и с явным отвращением в голосе, которое отразилось на лицах многих других местных обитателей, пусть и не всех. - Источник губительного света и пожиратель маны. А ещё, символ того, что захватчики до сих пор существуют на нашей земле.

Аэннан перевёл взгляд с гостей на сидящего рядом с ним низкорослого вампира в светлой мантии. Тот кивнул и поднялся в полный рост, дабы его было лучше видно из-за стола. Ростом этот вампир был ниже всех и его лицо, в отличие от большинства, напоминало звериное, нежели человеческое: длинные усы и острые торчащие уши, большой плоский нос чёрного цвета, густая короткая рыжая шерсть, покрывающая почти всю кожу, кроме шеи, век и носа, и крупные ярко-жёлтые блестящие глаза. Клыки при его внешности выглядели очень натурально, а цвета кожи вообще не было видно, и можно было предположить, что он и вовсе не вампир, если бы факт нежизни всех остальных не был таким вопиющим. Какова вероятность, что среди них найдётся хотя бы один смертный?

- Здр-раст'уйте, - высоким, слегка рычащим голосом сказал он. - Меня зо'ут Р'Дарик, и магистер Аэннан - мой наста'ник. Я 'нимательно изучаю прор-рочества и ищу с'язи между ними большую часть с'оего 'ремени. Я прошёл ск'озь очень много книг, и найденый предыдущими прор-роками текст не смог обнаружить нигде. Даже намёки на него отсутст'уют. Но по всем пар-раметрам, если не углубляться в детал, текст этот по 'озрасту можно приравнять к самому Стр-раннику! Если даже не стар-рше. Ор-ригинал может быть, к сожалению, где угодно, даже небытие. И для поиска понадобится много усилий. Любые частные коллекционеры могут иметь сей драгоценный экземпляр и они потр-ребуют немалую сумму, если узнают, что он кому-то действительно нужен.

Аэннан улыбнулся и предложил своему ученику присесть, на что тот охотно согласился и быстро продолжил трапезу, отгрызая от практически сырого шмата свежего мяса кусочки своими отсрыми клыками. Эльфийский вампир продолжил:

- Хаос, царящий в Тени, отделён от нас тонкой гранью, словно занавесом. Естественно, никто не заставит вас идти туда - это бессмысленно. Пограничье опасно для путешественников. По эту сторону грани опасности, наверное, будут для вас более привычными.

- Граз-Увал, младший ученик Странника, главный военачальник и хранитель порядка, - внезапно подал голос другой вампир, с красным камнем в корове. Он по-военному быстро отчитался перед присутствующими. У военачальника была соответствующая его званию фигура и внешность: грозный крупный вампир, в чьем когда-то живом теле орочья кровь была смешана с другой, теперь с трудом различимой. Из-под его накидки проглядвал плотный доспех, скованный по фигуре из тёмного металла, а в губы, нос, брови и уши были вбиты небольшие металлические колышки с округлыми наконечниками. И несмотря на устрашающие размеры, которым не позавидовал разве что только Киррбарис, слова его звучали убедительно и от чего-то успокаивающе. Словно все озвученные ужасы он держал под своим однозначным контролем. - Опасностей у нас не меньше, и не больше, чем везде. Теневые пришельцы из Пограничья. Мы живём у самой грани, и от них нет отбоя. В горной гряде обитает местная мразь. Их интересует только живая плоть, но и эти доставляют не меньше хлопот. За пределами поместья, в пустынных равнинах, обитатели сбиваются в поселения там, где можно добыть еду, и самим не стать едой. Но мы туда не выходим, таков порядок. Каждый, кто остаётся на верной службе у Странника, ограничен в перемещении под страхом полного уничтожения. Именно поэтому нужны такие вольные бойцы, как вы!

Граз-Увал закончил закончил также резко, как и начал. Все, кто сидел слева от него, одобрительно кивнули. Большинство из этих вампиров тоже были крепкого телосложения, и явно отличались недюжинной силой. У всех их был как минимум один металлический колышек в коже, а сидящий рядом с военачальником носил практически такие же тёмные доспехи. Аэннан снова взял право речи на себя:

- Помимо живности и пришельцев из Тени, сам мир тоже представляет для смертных очень большую опасность. Бури - злейший враг Ночи. Ноиты, местные обитатели, ценят друг друга потому, что только лишь личными усилиями спастись практически невозможно.

- Я Дэйн, средний ученик Странника, главный колдун и хранитель тайн, - после небольшой паузы вступил третий из троицы, с синим камнем в короне. Его одежда была самой красочной, как и у всех, кто сидел рядом с ним. Именно в этой компании находился уже известный гостям маэстро Вайас, с интересом наблюдающий за реакцией каждого, с кем он успел познакомиться, пусть и не в самой лучшей ситуации. Дэйн оказался невероятно привлекательным вампиром. Как во внешности, так и в его голосе было слишком много того, за что можно было зацепиться. И отдельно от образа каждая черта могла бы даже показаться отвратительной, но в его комбинации это смотрелось практичеки идеально. Он был очень женоподобен, и в иной раз его можно бы спутать с молодой симпатичной девушкой. Даже бледность кожи словно играла ему на руку. Но Дэйн нарочно не использовал весь свой шарм и вёл себя немного развязно, делал упущения в движениях и мимике, отталкивающие слишком пристальное внимание от своей персоны. - Бури, как уже сказал Аэнанн, очень опасны. Это явление - сильнейший тандем магии и природы. Мановое поле, если вам известно, что это такое, очень насыщено в нашем мире. В то время, как эти умники со своим Солнцеоном поглощают его в бесконечных количествах, теряя столь ценный ресурс, мы довольствуемся изобилием. Убийственным изобилием. Буря убивает всё, что не способно сопротивляться ей. Судя по всему, среди вас нет никого, кто даже имеет представление о том, что это. Я не стану затруднять вас тяжёлыми объяснениями. Просто знайте: любой, кто не смог найти хоть какую-то защиту, умрёт. Мороз несовместимый с жизнью, даже не всем местным тварям по душе, от которого может спасти либо настолько же сильный жар, либо магия в чистом виде. Первое, уверяю, дешевле, чем второе. Имейте в виду.

Средний ученик кивнул старшему, и тот снова вступил в разговор:

- Да, думаю, про опасности пока достаточно, хотя никогда не стоит недооценивать их. Что же касается вашей задачи с пророчеством. Вы выполняете очень важную роль по мнению Странника, а с ним вряд ли кто-то будет спорить. Он знает более, чем кто-либо из нас, но память его - крепость, даже для него самого. Для этого мы и нужны. Тёмный Странник всегда стремился к тому, чтобы вернуть прежний облик миру Ночи. Это может значить только одно: он хочет уничтожить Солнцеон. Но не обманывайтесь его могуществом. Даже такой великой сущности со всеми нашими знаниями и умениями будет недостаточно, чтобы пойти войной на злейших врагов Ночи. Пророчество же, к которому Странник проявляет столь большой интерес... считайте его "обходным путём", лазейкой к главной цели. Я не могу заставить вас верить в то, что оно исполнится, но Странник верит. А мы верим в Странника.

Последняя фраза, судя по всему, не вызвала однозначного одобрения среди вампиров. Кто-то еле слышно прокашлялся, а один из сидящих в правой части общего стола и вовсе помотал головой, беззвучно проговорив что-то губами. Но никто пока не обратил на это внимания, даже троица учеников лича проигнорировала такое, казалось бы, вопиюще невежественное поведение. Аэннан тем временем продолжал.

- Но несмотря на всю нелюбовь ноитов к тем, кто когда-то был ненавистным захватчиком, вряд ли они станут помогать вам в вашей задаче. Каждый будет искать личную выгоду, и может использовать вас для своих целей. Не потому, что они желают сорвать планы Странника, а потому, что они просто не представляют, насколько большую роль эти планы могут сыграть в их существовании.

Теперь реакция вампиров была и вовсе слишком очевидной. Вся компания разделилась на три группы, самой маленькой из которой была исконно верующая во всё сказанное, вместе с главным библиотекарем. Аэннан с двумя своими учениками всё-таки отреагировали на невежество, но не более, чем грозными взглядами на тех, кто его проявил. Таких же было четверо: один за правым плечом военачальника и трое по левую руку от красавца-колдуна. Остальные продолжали не обращать внимание, или хотя бы делать вид, что подобные заявления или возражения хоть несколько трогают их. Также вели себя и Вайас с Ганном. Никаких словесных перепалок не последовало и Аэннан, взяв ближайший к нему кувшин, налил в него немного содержимого и отпил, смакуя аромат напитка. Похоже, он закончил свою речь и на первые вопросы были даны по мнению местных достаточно исчерпывающие ответы.
Супер Супер 21 Июня 2013, 06:10
Айден "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
- У вас ещё пара ночей в запасе перед выходом, - ответил Ганн рапторану. В просьбе дроу было отказано под простым предлогом "всему своё время". Любопытствующих исходом произошедшего оказалось больше, чем желающих зализать раны или сменить одежду, поэтому проводник увёл лишь двоих, попросив остальных присоединиться к маэстро Вайасу, когда тот закончит дела со своими учениками.

Аг'харр с Армандом ушли вслед за Ганном в направлении того самого склада, в котором они ранее уже получали свою одежду. Порезы рапторана выглядели совершенно безобидно на таком морозе сквозь дырки в рубашке и штанах. Они практически не кровоточили, но давали о себе знать стойкими болевыми ощущениями. Арманд же был слегка ранен ещё после битвы на арене, но пока Ганн не упоминал о лечении, мысли человека были заняты совсем другим. Теперь же, вспомнив о повреждениях, он будто бы снова почувствовал боль и усталость. Однако, проводник не давал гарантий на то, что лекарь будет свободна. О парадоксальности наличия самого обыкновенного лекаря среди нежити задумался разве что Маэтор, но его мысль не успела развится, так как маэстро Вайас со тремя своими учениками очень скоро вышел из здания. Дверь отворилась и он предстал перед четырьмя гостями во всей своей красе. Три силуэта в серых мантиях выглядели ничтожно и просто меркли на фоне своего покровителя. Лица нарушителей порядка сейчас были скрыты под капюшонами, но можно было сказать с уверенностью, что под ними не было ни единого намёка даже на ухмылку.

- Кто из этих господ попался на вашу уловку? - брезгливо бросил через плечо маэстро и три пальца устремились в сторону дроу и двух человек, присутствовавших возле дома ранее.

- А кто из них был внутри дома? - уточнил Вайас, и руки учеников уныло опустились. - Я спрашиваю, кто из них устроил пожар на втором этаже?

Последняя фраза прозвучало властно, да так, что виноватым себя почувствовал даже полуогр, который в этом бедламе и вовсе не принимал участия. Один из домиров, тот самый, который представлялся именем своего наставника, всё же решился ответить, но голос его прозвучал заглушено и неуверенно:

- Это был крылатый, но его здесь нет, - такой ответ, тем не менее, удовлетворил маэстро. Оставив своих учеников возле выхода, он сделал несколько шагов вперёд и, встав на расстоянии вытянутой руки от ближайшего гостя, лениво улыбнулся. Улыбка его показалась очень зловещей, словно этот эльфийский вампир получал особое удовольствие от того, что делал. Или, что собирался сделать. Но от него не последовало никаких движений или резких слов, наоборот - он заговорил медленно и размеренно, словно вся его злость или ярость уже успела улетучиться, и сейчас он просто с укоризной смотрит на своих подопечных. И хоть гости видели этого ноита, как сказал Ганн, впервые, подобное ощущение всё же было.

- Что ж, в таком случае вам, - маэстро перевёл взгляд от горбуна к жрецу, и последним задержался на дроу, словно выглядывая что-то в его глазах. - Вам троим предстоит вынести приговор и самостоятельно воплотить его в жизнь.

- Маэстро, но, - начал было молодой черноволосый парень, откинув капюшон назад, но Вайас перебил его простым жестом руки, призывая к полной тишине. Ученику оставалось лишь послушаться и опустить взгляд в пол в знак повиновения. Наставник продолжил:

- Мои подопечные уже понесли серьёзные потери в связи с пожаром. И так как всё произошло по их вине и замыслу, они будут самостоятельно возмещать этот урон. Если вы решите вынести самый строгий приговор, я не стану вас останавливать. Но эти трое, к сожалению, мои лучшие ученики, имейте в виду.

На этом Вайас закончил и приглашающим жестом указал гостям в сторону своих подопечных. Сам маэстро отошёл на несколько шагов и занял наблюдательную позицию, сложив руки на груди и устремив свой строгий взгляд на троих злоумышленников. Ученики явно занервничали и начали переглядываться в ожидании неизведанного. И как бы им не хотелось сейчас защищать себя любой ценой, в присутствии наставника они не позволяли себе издать даже лишнего звука, не говоря уже о движениях.

---

Ганн двигался размеренно, не торопясь. Он поведал Аг'харру и Арманду, что троица, попытавшаяся заманить их в ловушку, уже творит не первую выходку. Раньше они умудрились перед получением одним из учеников своего назначения, похитить его и подставить перед Странником себя. Однако, в отличие от обманутых хорошим прикрытием учителей, личу даже не пришлось разгадывать их замысел - он просто отправился к похищенному напрямую и выдал назначение ему лично. Тогда их план практически удался, поэтому их почти не наказывали.

- В этот раз у них всё пошло прахом. Подозреваю, что они могут получить по полной, - прокомментировал проводник, поинтересовавшись, насколько серьёзные раны у Аг'харра и от чего он их получил. Обнаружив, что крылатому не угрожает ничего, так как стекло вряд ли было бы по изначальной задумке пропитано каким-нибудь ядом или успокоительной микстурой, оставшийся путь Ганн провёл в молчании. На складе рапторан быстро получил новую одежду, а старую Мория отправил в другую комнату, объяснив, что оттуда всё шмотьё позже отправляется на переработку или восстановление.

  + Открыть  НРПГ
Супер Супер 4 Июня 2013, 20:46
Барут "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
- Да, от части, - согласился Ганн с предположением альбиноса. - Дело в том, что Странник вряд ли ответит на ваши вопросы. Скажу даже больше, он вряд ли даст вам возможность задать их. Но не волнуйтесь. Он несомненно расскажет вам и цель прибытия сюда, и даже способ, с которым, кстати, провалы в памяти связаны напрямую. Это его воля, и потому я довольно скован в ответах на некоторые темы. Но я уверен, что вопросов у вас останется не меньше.

Проводник огляделся и, обнаружив, что гости уже подобрали себе обувь, предложил наконец-то выдвигаться на встречу с таинственным Странником. Выключив свет и закрыв двери за последним вышедшим, Ганн снова повёл домиров по тёмным улочкам поместья. Количество зданий постепенно росло, а расстояние между ними существенно сокращалось. В некоторых местах света из окон было достаточно, чтобы рассмотреть ровный каменный настил серого цвета под ногами. Дорожки выделялись разве что цветом, но в целом вся поверхность была довольно однообразна: ни травинки, ни торчащих камешков. Здания же были выполнены из блестящего чёрного камня, которым были выложены и стены арены, как вспомнили некотрые.

Домиры поднялись по пологой лестнице. Улочки сузились, а здания стали поменьше чуть более разнообразные. Некоторые окна даже были завешены плотной тканью, свет сквозь которую пробивался тоненькими полосками.

- Это жилой квартал, - объяснил Ганн, указывая вокруг. - Снизу осталась так называемая рабочая зона. Там обитают все те, кто напрямую не связан с делами Странника, но обеспечивают всех нас необходимыми для удобного существования вещами. На следующем уровне будет "бумажная" зона. Книги, свитки, рукописи и всё, связаное с ними. Важное место, но мы направляемся чуть дальше неё.

Жилой квартал оказался менее просторным и довольно маленьким и вскоре гости уже поднимались по очередной широкой лестнице, освещённой маленькими голубыми фонариками по краям и в центре. С каждым шагом движение становилось всё заметнее, но всё равно оставалось очень скудным даже для такого крупного поселения, коим оказалось поместье Странника. Жилой квартал был лишь чуть живее рабочего, но в "бумажном" наконец-то появились действительно занятые домиры. По дороге гостям встретилась даже парочка близнецов, переносящая какие-то бумаги, и один довольно крупный домир с явными орочьими чертами внешности. Этот бледный орк взмахивал руками и что-то тихо нашёптывал, но, как только заметил проходящих мимо домиров во главе с Ганном, развернулся и быстро скрылся из виду за ближайшим углом.

- Парень, похоже, никак не может выучить свои задания, - усмехнувшись, прокомментировал проводник. - Если вы успели заметить, на его робе была длинная красная полоска. От груди до самых полов. Это метка ученика. На них можете не обращать внимания. Они здесь имеют прав, пожалуй, поменьше вашего, но иногда зазнаются и наглеют.

"Бумажная" зона была пройдена ещё быстрее. Ганн не забыл упомянуть, что не стоит оценивать масштабы хранилищ по величине зданий на поверхности, так как большая часть из них уходит глубоко в камень и покоится под ногами. Гости вышли к последней лестнице и взгляды их невольно потянулись вверх. Высоко над головами возвышалась огромная башня, испещрённая маленькими квадратными окошками. В каждом из окошек мелькал еле заметный свет, плавно переливаясь оттенками синего и красного. Настолько слаб он был, что всё время издалека эта башня практически сливалась с чернотой за ней. Мория уловил взгляды гостей.

- Башня вырезана прямо в скале. Возможно, вы заметите её силуэт, - сказал он, указав рукой чуть выше башни и по её сторонам. Для глаз людей эта задача оказалась непосильной, однако, дроу, а за ним и полуогр с раптораном с немалым трудом смогли разглядеть еле уловимые очертания огромной скалы, ускользающей в чёрную тьму. До башни этой гостям пришлось пройти ещё одну лестницу. Последняя была сделана из чёрного камня и светилась сама по себе. Хотя, свечением это было назвать трудно, она просто выделялась на общем фоне и была видна даже невооружённым глазом. Путь к башне лежал по прямой дороге, расположенной в небольшом углублении: слева и справа от дороги лежали высокие ряды необтёсанных камней. Несмотря на всю хаотичность их расположения и размеров, они притягивали взгляд и привлекали внимание, словно какая-то замысловатая фреска или прекрасная скульптура. При желании на ней можно было рассмотреть какие-то конкретные изображения, но смысла они не несли и только стоило перевести взгляд, как они тут же пропадали из виду, словно их и не было вовсе.

Вход в башню оказался открыт. Дверей тут и не было - над головами гостей возвышалась огромная арка, украшенная надписями на неизвестном языке. Вычурные символы всполыхнули красными огоньками, реагируя на посетителей, но стоило домирам ступить за арку, как они тут же погасли. Гости вошли в огромный круглый зал. Со всех сторон он был украшен разнообразными символами. Большая часть из них представляли собою огромные геометрические фигуры, совмещённые друг с другом на разный манер; вдоль отдельных линий в нескольких местах шёл текст, подобный тому, что красовался на арке. Одна сплошная полоса делила всё помещение поперёк надвое. Она тянулась по полу, вдоль обеих стен и по всему потолку, нависающему огромным куполом высоко над домирами, и во многих местах сливалась с частями фигур на камне. Все изображения, как и лестница, были видны без какого-либо освещения, словно светило изо всех пробивалось сквозь огромную толщу камня и напоминало о себе таким образом. На противоположной стороне красовалась ещё одна арка, а за ней вверх и в сторону уходила крутая лестница. Туда и направился Ганн, приглашая гостей за собой.

Ступеньки уходили широкой спиралью по просторному корридору. С одной стороны башни было множество дверей, наверняка уходящих другими корридорами глубже в скалу. С другой стороны - квадратные отверстия без рам и стёкол. Из них открывался бы прекрасный вид на поместье, но из-за толстых стен посмотреть вниз просто не представлялось возможности, настолько маленькими были эти окна. Вдоль внутренней стены висели маленькие лампы на медных цепях. Именно из них лился мягкий сине-красный свет, заполняющий собой всё пространство башни. С каждым шагом вверх напряжение росло, но оно было странным и непонятным. Не страх перед неизвестностью и не предвкушение, хоть они тоже присутствовали, но другое, странное, внутренне напряжение. Оно не мешало, скорее наоборот, придавало сил и энергии. Правда, казались они неправильными и неестественными. Эндри чувствовал что-то подобное впервые и совсем не мог подобрать слова и даже мысли, чтобы описать своё состояние. У остальных оно вызывало очень отдалённые ассоциации.

- Я вас предупрежу, - внезапно перебил Ганн размышления гостей на втором витке лестницы, продолжая уверенно шагать вверх. - Странник уже давно не просто домир. Его мысли могут и, скоре всего, окажутся за пределами вашего понимания. Как и его сущность. Он существует в этом мире дольше, чем любой из нас, и многие воспоминания стёрты из его памяти, как и с лица нашего мира. Не удивляйтесь. Он могущественный лич. Больше я вам пока не скажу, так как сам не знаю и малой доли о нём. Будьте осторожны, не приближайтесь к нему без необходимости, выбирайте слова с умом и, главное, не теряйте ума. В противном случае смерть вас таки достанет.

Проводник говорил медленно и закончил уже почти на четвёртом этаже, где посреди стены была всего лишь одна двустворчатая деревянная дверь, обрамлённая золотистыми металлическими пластинами. Ганн даже не приложил усилий - он просто положил ладонь в центр двери и та сама беззвучно поползла внутрь, открывая взору гостей просторный каменный зал. Ни окон, никаких других отверстий там не наблюдалось. Весь пол был украшен одним большим геометрическим узором. Ни мебели, ни картин, ни ковров, только маленькие фиолетовые огоньки в чашах под потолком. Сухой, мёртвый камень в трёх метрах над головой, такой же в десяти с каждой из сторон и три десятка метров в противоположной стороне. Похоже, комната была искуственно вырезана прямо в скале, как и сама башня.

- Прошу, - Ганн остался на пороге и пригласил гостей внутрь. Он с холодным спокойствием дождался, пока все домиры войдут внутрь. - Когда ваш разговор будет закончен, дождитесь меня у подножия башни.

С коротким поклоном он сложил руки вместе и исчез, оставив за собой лишь тёмную дымку и лёгкий шелест маленьких крыльев в корридоре. Настал момент финального ожидания и напряжение начало возрастать с неимоверной силой. Приближение Странника ощутили все. Несмотря на полную тишину, в которой можно было расслышать чуть ли не сердцебиение каждого в этом помещении, все знали, что Он уже спускается по лестнице вниз. Беззвучными шагами, а может и вовсе не касаясь камня ногами, Странник спускался с самой высокой комнаты в башне, и с каждой ступенькой его приближение прокрадывалось всё глубже в сердца и головы гостей. У Эндри предательски подкосились ноги и альбиносу пришлось постараться, чтобы не потерять равновесие, Киррбариса ударило резкое головокружение, руки Арманда и Аг'харра схватила нервная судорга, дыхание Маэтора сбилось, будто бы грудную клетку сдавили изо всех сил, и даже дроу, не знающий страха, застыл на месте, не в силах пошевелить рукой. Мгновения ожидания превратились в нескончаемый поток времени.

Тёмный Странник буквально плыл по воздуху. Словно облако, чернее местной тьмы, он загородил собою весь дверной проём. Вместо кожи его тело покрывала тонким слоем чёрная дымчатая масса, будто бы отрицающая сам факт существования света. Вся его одежда была сделана из странного материала, по виду напоминающего металл тёмно-синего цвета, но тонкого, словно кожаный доспех: длинные перчатки, нагрудник без рукавов, широкий ровный пояс и длинный плащ, беззвучно тянущийся по полу за своим хозяином. Ноги его от колен расстворялись и исчезали в густом непроглядном тумане, который покрывал весь пол в нескольких шагах под Странником. Над головой его возвышалась небольшая серая корона с тремя радужными самоцветами. А в глазницах не было ничего, но от пронизывающего взгляда этого "ничего" кровь стыла в жилах.

- Добро пожаловать! - внезапно комнату заполнил шипящий, низкий, леденящий душу голос. Он исходил практически отовсюду, но то, что должно было быть губами Странника, оставалось бездвижно. Лич на несколько мгновений развёл руки в стороны в приветствующем жесте и снова сложил их на груди. Его слова лились медленно, с длинными паузами после каждого предложения, но время не имело значения в его присутствии. - Меня зовут Тёмным Странником. В своих странствиях по миру беспокойного Сиана я встретил вас и предложил вам жизнь во имя цели. Вы не отказали мне и теперь вы здесь ради того, чтобы подтвердить свои слова.

- Я даровал вам новые тела после их смерти, и я вернул ваши души в них. Теперь я готов подарить вам ещё больше! - глаза странника на несколько мгновений загорелись холодным пламенем, и голос стал настлько громким, что стены задрожали. Он взмахнул рукой и перед гостями из воздуха появились два пустых листа бумаги с пером и чернильницей. - Но вы должны доказать, что не отказываетесь от моей щедрости и готовы отплатить за неё. Я собираюсь вернуть мир Ночи в его прежний вид, каким он был до прихода захватчиков. Эта прекрасная вечная тьма и бесконечный холод. Вы можете послужить мне в этом, и по завершению вашей службы долг будет оплачен. Мои дары и благодарность будут безграничны. В ином случае, вы можете пожелать всего, чего угодно: верховное могущество! истинное знание! великая сила! неиссякаемая слава! вечная жизнь!

Каждое слово раздавалось жестоким грохотом и застрявало в голове домиров. Сомнений не оставалось - Странник может дать это всё, останется лишь только...

- Остаётся лишь только выбрать, - листки бумаги разлетелись в стороны, повинуясь мановению пальцев лича. - Цель? Или Желание?

Чернильница выжыдающе зависла между листками, и каждый из гостей точно знал, будто бы это знание было заранее заложено в их головы, что путь влево - это путь службы Страннику, а вправо - путь выполнения самых заветных желаний любого домира. Достаточно вписать своё имя в листок, и их воля будет исполнена.
Супер Супер 1 Июня 2013, 23:09
Toshka Тошечка, с днем РОЖДЕНИЯ тубя :D !!!
Торты, свечи, смех и крики,
Форум спамит поздравления.
Дело в том, что главный Мастер
Отмечает День Рождения!

Мастера мы очень ценим,
Любим, помним, уважаем.
И всем форумом сегодня
Колективно поздравляем!

Нашей Тошке мы желаем
Лучших благ со всей планеты!
Ну и чтоб разбавить рифму,
Прикреплю сюда конфеты:

Спасибо Спасибо 17 Мая 2013, 16:40
Крион "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
- Да, от части, - согласился Ганн с предположением альбиноса. - Дело в том, что Странник вряд ли ответит на ваши вопросы. Скажу даже больше, он вряд ли даст вам возможность задать их. Но не волнуйтесь. Он несомненно расскажет вам и цель прибытия сюда, и даже способ, с которым, кстати, провалы в памяти связаны напрямую. Это его воля, и потому я довольно скован в ответах на некоторые темы. Но я уверен, что вопросов у вас останется не меньше.

Проводник огляделся и, обнаружив, что гости уже подобрали себе обувь, предложил наконец-то выдвигаться на встречу с таинственным Странником. Выключив свет и закрыв двери за последним вышедшим, Ганн снова повёл домиров по тёмным улочкам поместья. Количество зданий постепенно росло, а расстояние между ними существенно сокращалось. В некоторых местах света из окон было достаточно, чтобы рассмотреть ровный каменный настил серого цвета под ногами. Дорожки выделялись разве что цветом, но в целом вся поверхность была довольно однообразна: ни травинки, ни торчащих камешков. Здания же были выполнены из блестящего чёрного камня, которым были выложены и стены арены, как вспомнили некотрые.

Домиры поднялись по пологой лестнице. Улочки сузились, а здания стали поменьше чуть более разнообразные. Некоторые окна даже были завешены плотной тканью, свет сквозь которую пробивался тоненькими полосками.

- Это жилой квартал, - объяснил Ганн, указывая вокруг. - Снизу осталась так называемая рабочая зона. Там обитают все те, кто напрямую не связан с делами Странника, но обеспечивают всех нас необходимыми для удобного существования вещами. На следующем уровне будет "бумажная" зона. Книги, свитки, рукописи и всё, связаное с ними. Важное место, но мы направляемся чуть дальше неё.

Жилой квартал оказался менее просторным и довольно маленьким и вскоре гости уже поднимались по очередной широкой лестнице, освещённой маленькими голубыми фонариками по краям и в центре. С каждым шагом движение становилось всё заметнее, но всё равно оставалось очень скудным даже для такого крупного поселения, коим оказалось поместье Странника. Жилой квартал был лишь чуть живее рабочего, но в "бумажном" наконец-то появились действительно занятые домиры. По дороге гостям встретилась даже парочка близнецов, переносящая какие-то бумаги, и один довольно крупный домир с явными орочьими чертами внешности. Этот бледный орк взмахивал руками и что-то тихо нашёптывал, но, как только заметил проходящих мимо домиров во главе с Ганном, развернулся и быстро скрылся из виду за ближайшим углом.

- Парень, похоже, никак не может выучить свои задания, - усмехнувшись, прокомментировал проводник. - Если вы успели заметить, на его робе была длинная красная полоска. От груди до самых полов. Это метка ученика. На них можете не обращать внимания. Они здесь имеют прав, пожалуй, поменьше вашего, но иногда зазнаются и наглеют.

"Бумажная" зона была пройдена ещё быстрее. Ганн не забыл упомянуть, что не стоит оценивать масштабы хранилищ по величине зданий на поверхности, так как большая часть из них уходит глубоко в камень и покоится под ногами. Гости вышли к последней лестнице и взгляды их невольно потянулись вверх. Высоко над головами возвышалась огромная башня, испещрённая маленькими квадратными окошками. В каждом из окошек мелькал еле заметный свет, плавно переливаясь оттенками синего и красного. Настолько слаб он был, что всё время издалека эта башня практически сливалась с чернотой за ней. Мория уловил взгляды гостей.

- Башня вырезана прямо в скале. Возможно, вы заметите её силуэт, - сказал он, указав рукой чуть выше башни и по её сторонам. Для глаз людей эта задача оказалась непосильной, однако, дроу, а за ним и полуогр с раптораном с немалым трудом смогли разглядеть еле уловимые очертания огромной скалы, ускользающей в чёрную тьму. До башни этой гостям пришлось пройти ещё одну лестницу. Последняя была сделана из чёрного камня и светилась сама по себе. Хотя, свечением это было назвать трудно, она просто выделялась на общем фоне и была видна даже невооружённым глазом. Путь к башне лежал по прямой дороге, расположенной в небольшом углублении: слева и справа от дороги лежали высокие ряды необтёсанных камней. Несмотря на всю хаотичность их расположения и размеров, они притягивали взгляд и привлекали внимание, словно какая-то замысловатая фреска или прекрасная скульптура. При желании на ней можно было рассмотреть какие-то конкретные изображения, но смысла они не несли и только стоило перевести взгляд, как они тут же пропадали из виду, словно их и не было вовсе.

Вход в башню оказался открыт. Дверей тут и не было - над головами гостей возвышалась огромная арка, украшенная надписями на неизвестном языке. Вычурные символы всполыхнули красными огоньками, реагируя на посетителей, но стоило домирам ступить за арку, как они тут же погасли. Гости вошли в огромный круглый зал. Со всех сторон он был украшен разнообразными символами. Большая часть из них представляли собою огромные геометрические фигуры, совмещённые друг с другом на разный манер; вдоль отдельных линий в нескольких местах шёл текст, подобный тому, что красовался на арке. Одна сплошная полоса делила всё помещение поперёк надвое. Она тянулась по полу, вдоль обеих стен и по всему потолку, нависающему огромным куполом высоко над домирами, и во многих местах сливалась с частями фигур на камне. Все изображения, как и лестница, были видны без какого-либо освещения, словно светило изо всех пробивалось сквозь огромную толщу камня и напоминало о себе таким образом. На противоположной стороне красовалась ещё одна арка, а за ней вверх и в сторону уходила крутая лестница. Туда и направился Ганн, приглашая гостей за собой.

Ступеньки уходили широкой спиралью по просторному корридору. С одной стороны башни было множество дверей, наверняка уходящих другими корридорами глубже в скалу. С другой стороны - квадратные отверстия без рам и стёкол. Из них открывался бы прекрасный вид на поместье, но из-за толстых стен посмотреть вниз просто не представлялось возможности, настолько маленькими были эти окна. Вдоль внутренней стены висели маленькие лампы на медных цепях. Именно из них лился мягкий сине-красный свет, заполняющий собой всё пространство башни. С каждым шагом вверх напряжение росло, но оно было странным и непонятным. Не страх перед неизвестностью и не предвкушение, хоть они тоже присутствовали, но другое, странное, внутренне напряжение. Оно не мешало, скорее наоборот, придавало сил и энергии. Правда, казались они неправильными и неестественными. Эндри чувствовал что-то подобное впервые и совсем не мог подобрать слова и даже мысли, чтобы описать своё состояние. У остальных оно вызывало очень отдалённые ассоциации.

- Я вас предупрежу, - внезапно перебил Ганн размышления гостей на втором витке лестницы, продолжая уверенно шагать вверх. - Странник уже давно не просто домир. Его мысли могут и, скоре всего, окажутся за пределами вашего понимания. Как и его сущность. Он существует в этом мире дольше, чем любой из нас, и многие воспоминания стёрты из его памяти, как и с лица нашего мира. Не удивляйтесь. Он могущественный лич. Больше я вам пока не скажу, так как сам не знаю и малой доли о нём. Будьте осторожны, не приближайтесь к нему без необходимости, выбирайте слова с умом и, главное, не теряйте ума. В противном случае смерть вас таки достанет.

Проводник говорил медленно и закончил уже почти на четвёртом этаже, где посреди стены была всего лишь одна двустворчатая деревянная дверь, обрамлённая золотистыми металлическими пластинами. Ганн даже не приложил усилий - он просто положил ладонь в центр двери и та сама беззвучно поползла внутрь, открывая взору гостей просторный каменный зал. Ни окон, никаких других отверстий там не наблюдалось. Весь пол был украшен одним большим геометрическим узором. Ни мебели, ни картин, ни ковров, только маленькие фиолетовые огоньки в чашах под потолком. Сухой, мёртвый камень в трёх метрах над головой, такой же в десяти с каждой из сторон и три десятка метров в противоположной стороне. Похоже, комната была искуственно вырезана прямо в скале, как и сама башня.

- Прошу, - Ганн остался на пороге и пригласил гостей внутрь. Он с холодным спокойствием дождался, пока все домиры войдут внутрь. - Когда ваш разговор будет закончен, дождитесь меня у подножия башни.

С коротким поклоном он сложил руки вместе и исчез, оставив за собой лишь тёмную дымку и лёгкий шелест маленьких крыльев в корридоре. Настал момент финального ожидания и напряжение начало возрастать с неимоверной силой. Приближение Странника ощутили все. Несмотря на полную тишину, в которой можно было расслышать чуть ли не сердцебиение каждого в этом помещении, все знали, что Он уже спускается по лестнице вниз. Беззвучными шагами, а может и вовсе не касаясь камня ногами, Странник спускался с самой высокой комнаты в башне, и с каждой ступенькой его приближение прокрадывалось всё глубже в сердца и головы гостей. У Эндри предательски подкосились ноги и альбиносу пришлось постараться, чтобы не потерять равновесие, Киррбариса ударило резкое головокружение, руки Арманда и Аг'харра схватила нервная судорга, дыхание Маэтора сбилось, будто бы грудную клетку сдавили изо всех сил, и даже дроу, не знающий страха, застыл на месте, не в силах пошевелить рукой. Мгновения ожидания превратились в нескончаемый поток времени.

Тёмный Странник буквально плыл по воздуху. Словно облако, чернее местной тьмы, он загородил собою весь дверной проём. Вместо кожи его тело покрывала тонким слоем чёрная дымчатая масса, будто бы отрицающая сам факт существования света. Вся его одежда была сделана из странного материала, по виду напоминающего металл тёмно-синего цвета, но тонкого, словно кожаный доспех: длинные перчатки, нагрудник без рукавов, широкий ровный пояс и длинный плащ, беззвучно тянущийся по полу за своим хозяином. Ноги его от колен расстворялись и исчезали в густом непроглядном тумане, который покрывал весь пол в нескольких шагах под Странником. Над головой его возвышалась небольшая серая корона с тремя радужными самоцветами. А в глазницах не было ничего, но от пронизывающего взгляда этого "ничего" кровь стыла в жилах.

- Добро пожаловать! - внезапно комнату заполнил шипящий, низкий, леденящий душу голос. Он исходил практически отовсюду, но то, что должно было быть губами Странника, оставалось бездвижно. Лич на несколько мгновений развёл руки в стороны в приветствующем жесте и снова сложил их на груди. Его слова лились медленно, с длинными паузами после каждого предложения, но время не имело значения в его присутствии. - Меня зовут Тёмным Странником. В своих странствиях по миру беспокойного Сиана я встретил вас и предложил вам жизнь во имя цели. Вы не отказали мне и теперь вы здесь ради того, чтобы подтвердить свои слова.

- Я даровал вам новые тела после их смерти, и я вернул ваши души в них. Теперь я готов подарить вам ещё больше! - глаза странника на несколько мгновений загорелись холодным пламенем, и голос стал настлько громким, что стены задрожали. Он взмахнул рукой и перед гостями из воздуха появились два пустых листа бумаги с пером и чернильницей. - Но вы должны доказать, что не отказываетесь от моей щедрости и готовы отплатить за неё. Я собираюсь вернуть мир Ночи в его прежний вид, каким он был до прихода захватчиков. Эта прекрасная вечная тьма и бесконечный холод. Вы можете послужить мне в этом, и по завершению вашей службы долг будет оплачен. Мои дары и благодарность будут безграничны. В ином случае, вы можете пожелать всего, чего угодно: верховное могущество! истинное знание! великая сила! неиссякаемая слава! вечная жизнь!

Каждое слово раздавалось жестоким грохотом и застрявало в голове домиров. Сомнений не оставалось - Странник может дать это всё, останется лишь только...

- Остаётся лишь только выбрать, - листки бумаги разлетелись в стороны, повинуясь мановению пальцев лича. - Цель? Или Желание?

Чернильница выжыдающе зависла между листками, и каждый из гостей точно знал, будто бы это знание было заранее заложено в их головы, что путь влево - это путь службы Страннику, а вправо - путь выполнения самых заветных желаний любого домира. Достаточно вписать своё имя в листок, и их воля будет исполнена.
Супер Супер 8 Мая 2013, 17:53
Robert "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
- Да, от части, - согласился Ганн с предположением альбиноса. - Дело в том, что Странник вряд ли ответит на ваши вопросы. Скажу даже больше, он вряд ли даст вам возможность задать их. Но не волнуйтесь. Он несомненно расскажет вам и цель прибытия сюда, и даже способ, с которым, кстати, провалы в памяти связаны напрямую. Это его воля, и потому я довольно скован в ответах на некоторые темы. Но я уверен, что вопросов у вас останется не меньше.

Проводник огляделся и, обнаружив, что гости уже подобрали себе обувь, предложил наконец-то выдвигаться на встречу с таинственным Странником. Выключив свет и закрыв двери за последним вышедшим, Ганн снова повёл домиров по тёмным улочкам поместья. Количество зданий постепенно росло, а расстояние между ними существенно сокращалось. В некоторых местах света из окон было достаточно, чтобы рассмотреть ровный каменный настил серого цвета под ногами. Дорожки выделялись разве что цветом, но в целом вся поверхность была довольно однообразна: ни травинки, ни торчащих камешков. Здания же были выполнены из блестящего чёрного камня, которым были выложены и стены арены, как вспомнили некотрые.

Домиры поднялись по пологой лестнице. Улочки сузились, а здания стали поменьше чуть более разнообразные. Некоторые окна даже были завешены плотной тканью, свет сквозь которую пробивался тоненькими полосками.

- Это жилой квартал, - объяснил Ганн, указывая вокруг. - Снизу осталась так называемая рабочая зона. Там обитают все те, кто напрямую не связан с делами Странника, но обеспечивают всех нас необходимыми для удобного существования вещами. На следующем уровне будет "бумажная" зона. Книги, свитки, рукописи и всё, связаное с ними. Важное место, но мы направляемся чуть дальше неё.

Жилой квартал оказался менее просторным и довольно маленьким и вскоре гости уже поднимались по очередной широкой лестнице, освещённой маленькими голубыми фонариками по краям и в центре. С каждым шагом движение становилось всё заметнее, но всё равно оставалось очень скудным даже для такого крупного поселения, коим оказалось поместье Странника. Жилой квартал был лишь чуть живее рабочего, но в "бумажном" наконец-то появились действительно занятые домиры. По дороге гостям встретилась даже парочка близнецов, переносящая какие-то бумаги, и один довольно крупный домир с явными орочьими чертами внешности. Этот бледный орк взмахивал руками и что-то тихо нашёптывал, но, как только заметил проходящих мимо домиров во главе с Ганном, развернулся и быстро скрылся из виду за ближайшим углом.

- Парень, похоже, никак не может выучить свои задания, - усмехнувшись, прокомментировал проводник. - Если вы успели заметить, на его робе была длинная красная полоска. От груди до самых полов. Это метка ученика. На них можете не обращать внимания. Они здесь имеют прав, пожалуй, поменьше вашего, но иногда зазнаются и наглеют.

"Бумажная" зона была пройдена ещё быстрее. Ганн не забыл упомянуть, что не стоит оценивать масштабы хранилищ по величине зданий на поверхности, так как большая часть из них уходит глубоко в камень и покоится под ногами. Гости вышли к последней лестнице и взгляды их невольно потянулись вверх. Высоко над головами возвышалась огромная башня, испещрённая маленькими квадратными окошками. В каждом из окошек мелькал еле заметный свет, плавно переливаясь оттенками синего и красного. Настолько слаб он был, что всё время издалека эта башня практически сливалась с чернотой за ней. Мория уловил взгляды гостей.

- Башня вырезана прямо в скале. Возможно, вы заметите её силуэт, - сказал он, указав рукой чуть выше башни и по её сторонам. Для глаз людей эта задача оказалась непосильной, однако, дроу, а за ним и полуогр с раптораном с немалым трудом смогли разглядеть еле уловимые очертания огромной скалы, ускользающей в чёрную тьму. До башни этой гостям пришлось пройти ещё одну лестницу. Последняя была сделана из чёрного камня и светилась сама по себе. Хотя, свечением это было назвать трудно, она просто выделялась на общем фоне и была видна даже невооружённым глазом. Путь к башне лежал по прямой дороге, расположенной в небольшом углублении: слева и справа от дороги лежали высокие ряды необтёсанных камней. Несмотря на всю хаотичность их расположения и размеров, они притягивали взгляд и привлекали внимание, словно какая-то замысловатая фреска или прекрасная скульптура. При желании на ней можно было рассмотреть какие-то конкретные изображения, но смысла они не несли и только стоило перевести взгляд, как они тут же пропадали из виду, словно их и не было вовсе.

Вход в башню оказался открыт. Дверей тут и не было - над головами гостей возвышалась огромная арка, украшенная надписями на неизвестном языке. Вычурные символы всполыхнули красными огоньками, реагируя на посетителей, но стоило домирам ступить за арку, как они тут же погасли. Гости вошли в огромный круглый зал. Со всех сторон он был украшен разнообразными символами. Большая часть из них представляли собою огромные геометрические фигуры, совмещённые друг с другом на разный манер; вдоль отдельных линий в нескольких местах шёл текст, подобный тому, что красовался на арке. Одна сплошная полоса делила всё помещение поперёк надвое. Она тянулась по полу, вдоль обеих стен и по всему потолку, нависающему огромным куполом высоко над домирами, и во многих местах сливалась с частями фигур на камне. Все изображения, как и лестница, были видны без какого-либо освещения, словно светило изо всех пробивалось сквозь огромную толщу камня и напоминало о себе таким образом. На противоположной стороне красовалась ещё одна арка, а за ней вверх и в сторону уходила крутая лестница. Туда и направился Ганн, приглашая гостей за собой.

Ступеньки уходили широкой спиралью по просторному корридору. С одной стороны башни было множество дверей, наверняка уходящих другими корридорами глубже в скалу. С другой стороны - квадратные отверстия без рам и стёкол. Из них открывался бы прекрасный вид на поместье, но из-за толстых стен посмотреть вниз просто не представлялось возможности, настолько маленькими были эти окна. Вдоль внутренней стены висели маленькие лампы на медных цепях. Именно из них лился мягкий сине-красный свет, заполняющий собой всё пространство башни. С каждым шагом вверх напряжение росло, но оно было странным и непонятным. Не страх перед неизвестностью и не предвкушение, хоть они тоже присутствовали, но другое, странное, внутренне напряжение. Оно не мешало, скорее наоборот, придавало сил и энергии. Правда, казались они неправильными и неестественными. Эндри чувствовал что-то подобное впервые и совсем не мог подобрать слова и даже мысли, чтобы описать своё состояние. У остальных оно вызывало очень отдалённые ассоциации.

- Я вас предупрежу, - внезапно перебил Ганн размышления гостей на втором витке лестницы, продолжая уверенно шагать вверх. - Странник уже давно не просто домир. Его мысли могут и, скоре всего, окажутся за пределами вашего понимания. Как и его сущность. Он существует в этом мире дольше, чем любой из нас, и многие воспоминания стёрты из его памяти, как и с лица нашего мира. Не удивляйтесь. Он могущественный лич. Больше я вам пока не скажу, так как сам не знаю и малой доли о нём. Будьте осторожны, не приближайтесь к нему без необходимости, выбирайте слова с умом и, главное, не теряйте ума. В противном случае смерть вас таки достанет.

Проводник говорил медленно и закончил уже почти на четвёртом этаже, где посреди стены была всего лишь одна двустворчатая деревянная дверь, обрамлённая золотистыми металлическими пластинами. Ганн даже не приложил усилий - он просто положил ладонь в центр двери и та сама беззвучно поползла внутрь, открывая взору гостей просторный каменный зал. Ни окон, никаких других отверстий там не наблюдалось. Весь пол был украшен одним большим геометрическим узором. Ни мебели, ни картин, ни ковров, только маленькие фиолетовые огоньки в чашах под потолком. Сухой, мёртвый камень в трёх метрах над головой, такой же в десяти с каждой из сторон и три десятка метров в противоположной стороне. Похоже, комната была искуственно вырезана прямо в скале, как и сама башня.

- Прошу, - Ганн остался на пороге и пригласил гостей внутрь. Он с холодным спокойствием дождался, пока все домиры войдут внутрь. - Когда ваш разговор будет закончен, дождитесь меня у подножия башни.

С коротким поклоном он сложил руки вместе и исчез, оставив за собой лишь тёмную дымку и лёгкий шелест маленьких крыльев в корридоре. Настал момент финального ожидания и напряжение начало возрастать с неимоверной силой. Приближение Странника ощутили все. Несмотря на полную тишину, в которой можно было расслышать чуть ли не сердцебиение каждого в этом помещении, все знали, что Он уже спускается по лестнице вниз. Беззвучными шагами, а может и вовсе не касаясь камня ногами, Странник спускался с самой высокой комнаты в башне, и с каждой ступенькой его приближение прокрадывалось всё глубже в сердца и головы гостей. У Эндри предательски подкосились ноги и альбиносу пришлось постараться, чтобы не потерять равновесие, Киррбариса ударило резкое головокружение, руки Арманда и Аг'харра схватила нервная судорга, дыхание Маэтора сбилось, будто бы грудную клетку сдавили изо всех сил, и даже дроу, не знающий страха, застыл на месте, не в силах пошевелить рукой. Мгновения ожидания превратились в нескончаемый поток времени.

Тёмный Странник буквально плыл по воздуху. Словно облако, чернее местной тьмы, он загородил собою весь дверной проём. Вместо кожи его тело покрывала тонким слоем чёрная дымчатая масса, будто бы отрицающая сам факт существования света. Вся его одежда была сделана из странного материала, по виду напоминающего металл тёмно-синего цвета, но тонкого, словно кожаный доспех: длинные перчатки, нагрудник без рукавов, широкий ровный пояс и длинный плащ, беззвучно тянущийся по полу за своим хозяином. Ноги его от колен расстворялись и исчезали в густом непроглядном тумане, который покрывал весь пол в нескольких шагах под Странником. Над головой его возвышалась небольшая серая корона с тремя радужными самоцветами. А в глазницах не было ничего, но от пронизывающего взгляда этого "ничего" кровь стыла в жилах.

- Добро пожаловать! - внезапно комнату заполнил шипящий, низкий, леденящий душу голос. Он исходил практически отовсюду, но то, что должно было быть губами Странника, оставалось бездвижно. Лич на несколько мгновений развёл руки в стороны в приветствующем жесте и снова сложил их на груди. Его слова лились медленно, с длинными паузами после каждого предложения, но время не имело значения в его присутствии. - Меня зовут Тёмным Странником. В своих странствиях по миру беспокойного Сиана я встретил вас и предложил вам жизнь во имя цели. Вы не отказали мне и теперь вы здесь ради того, чтобы подтвердить свои слова.

- Я даровал вам новые тела после их смерти, и я вернул ваши души в них. Теперь я готов подарить вам ещё больше! - глаза странника на несколько мгновений загорелись холодным пламенем, и голос стал настлько громким, что стены задрожали. Он взмахнул рукой и перед гостями из воздуха появились два пустых листа бумаги с пером и чернильницей. - Но вы должны доказать, что не отказываетесь от моей щедрости и готовы отплатить за неё. Я собираюсь вернуть мир Ночи в его прежний вид, каким он был до прихода захватчиков. Эта прекрасная вечная тьма и бесконечный холод. Вы можете послужить мне в этом, и по завершению вашей службы долг будет оплачен. Мои дары и благодарность будут безграничны. В ином случае, вы можете пожелать всего, чего угодно: верховное могущество! истинное знание! великая сила! неиссякаемая слава! вечная жизнь!

Каждое слово раздавалось жестоким грохотом и застрявало в голове домиров. Сомнений не оставалось - Странник может дать это всё, останется лишь только...

- Остаётся лишь только выбрать, - листки бумаги разлетелись в стороны, повинуясь мановению пальцев лича. - Цель? Или Желание?

Чернильница выжыдающе зависла между листками, и каждый из гостей точно знал, будто бы это знание было заранее заложено в их головы, что путь влево - это путь службы Страннику, а вправо - путь выполнения самых заветных желаний любого домира. Достаточно вписать своё имя в листок, и их воля будет исполнена.
Супер Супер 8 Мая 2013, 17:25
Шинсу "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
Выжившие из безумия один за другим неспешно подтягивались к выходу из арены, оставляя за собой тяжёлым грузом мёртвую толпу выживших из ума. В компании зависло неловкое молчание. Бледнокожий домир, чей мертвецкий цвет лица теперь мог наблюдать каждый, загадочно улыбался, наблюдая, как остальные натягивают меховые плащи. Они были достаточно тяжёлыми и очень тёплыми внутри, хотя тёмная шерсть снаружи отдавала лёгким зимним холодком. Арманд забрался в одежду последним и замкнул процессию.

Проводник в дырявом плаще освещал часть лестницы своим заветным жезлом. Ступеньки были вырезаны из того же чёрного камня, что и стены арены. Под ногами в толстом слое пыли просматривались две полоски следов: чёткие отпечатки сапогов эльфа, вышедшего минутами ранее, и небрежные полосы от шаркающего в нескольких шагах впереди острозубого. Его лицо казалось слегка странным, неестественно правильным. Все основные черты его были отточеными до людского идеала, но с таким излишком, что выглядели совсем нечеловеческими. Он небрежно перешагивал через ступеньку, прокладывая путь в царящую в конце темноту. С каждым шагом наверх воздух становился всё холоднее, пока, в конце концов, в лицо не ударил лютый зимний морозный ветер. Не все сразу заметили, как оказались на поверхности.

В свете жезла отчётливо блестнули каменные углы, оповещающие домиров о том, что они достигли конца лестницы. Поток холодного воздуха заставил всех поплотнее укутаться в меховые плащи, еле заметное тепло под которыми внезапно показалось уютным и привлекательным, как мягкое кресло у ночного камина. Небо над головой, похоже, было затянуто густыми тучами: не было видно ни единой звезды, идеальное чёрное полотно распростёрлось на весь небосвод. Если бы не свежий, морозный воздух, можно было бы подумать, что над головой была какая-то очень высокая и очень тёмная крыша. Бледнокожий домир отошёл в сторону, пропуская остальных немного вперёд. Этому, похоже, мороз был совсем нипочём. Он не поёжился, даже несмотря на сильный ветер, хотя сквозь дыры в его рубахе кое-где просматривалась голая грудь. Острозубый сделал несколько беззвучных движений рукой, и камень под ногами снова задрожал, оповещая гостей о том, что арена для них теперь закрыта.

Но домиры обнаружили себя в неожиданном месте. По сравнению с тем, что открывалось их взору, арена была сущей мелочью. Сзади, где зияла широкая чёрная дыра, наполненная мелкой костью и сотнями клинков, не было больше ничего. Но взгляды были устремлены вперёд и вдаль, где в пределах видимости горели сотни окон. Разных размеров и формы, одни зарешёченные, другие с вычурными рамами, третие простирающиеся на десятки метров вдоль. Все они светились тусклым светом разных цветов: где-то мерцали свечи, где-то горели фонари, откуда-то било фиолетовое магическое сияние. То там, то здесь длинные металлические столбы поддерживали пару-тройку фонарей, уныло освещающих серые перекрёстки незаметных дорог. Отдаляясь от зданий, дороги эти исчезали в кромешной тьме, чтобы вновь проявиться на очередном перекрёстке или у входа в другое здание. В окнах или под фонарями изредка мелькали тёмные фигуры домиров. Самих зданий почти никто разглядеть не мог, но по прерывающимся окнам можно было наверняка сказать, где заканчивается одно и, возможно, начинается другое. Бледнокожий домир выдержал небольшую паузу после того, как затих закрывающий механизм, после чего поманил гостей за собой. Он взял курс на небольшой здание, тускло светящееся маленькими грязными форточками.

Почва под ногами оказалась плотная и ровная, в отличие от костного покрова арены. Но, в отличие от той же арены, где обглоданные хрящи лишь время от времени тупыми концами вжимались в стопу, земля на улице была холоднее снега или льда. Домир обернулся, чтобы проследить за гостями и, кинув короткий взгляд на босые ноги, торчащие из-под полов плащей, ускорил ход. Здание оказалось дальше, чем показалось на первый взгляд. Свет из его грязных окон еле-еле выползал наружу и не освещал дорогу, а вход и вовсе обнаружился только тогда, когда бледнокожий подошёл к нему впритык. После трёх глухих ударов кулаком и нескольких секунд ожиданий дверь отворилась. Столб пара ударил изнутри, а вместе с ним в проёме показался маленький, упитанный мужчина в грязном фартуке и с поварским колпаком на голове. Смачно причмокивая, он облизывал большую металлическую ложку. Рукава его по локоть были испачканы в крови, на фартуке красовались обильные брызги той же жидкости, и даже по подбородку с ложки текла свежая кров Не скрывая интереса, толстячок оглядел домиров из-под своих жирных бровей, после чего освободил проход и, издевательски улыбаясь, глубоким поклоном пригласил гостей внутрь. Домир с жезлом ступил внутрь первым и простым взмахом, прошептав короткое слово, потушил яркий свет, облегчив жизнь не только дроу, но и повару, который недовольно щурился и прикрывал глаза руками. Он сказал толстяку что-то приказным тоном и указал ладонью на гостей.

После улицы каменный пол под промёрзшими насквозь ногами показался гостям обжигающе горячим. В воздухе витал аромат полусырого мяса неизвестного происхождения. Короткий корридорчик от входа уходил в две стороны. Повар поторопился удалиться в узкий проход, громко захлопнув за собой засаленную дверь, а проводник направился к противоположной. Его дверь отозвалась тихим скрипом и пустила гостей в просторную комнату. Посреди помещения стоял простой массивный деревянный стол, рядом с ним - десяток крупных стульев с широкими подлокотниками и высокими спинками. Они были достаточно просторными, чтобы вместить даже полуогра, пусть и с трудом. Голые каменные стены были украшены только большой ржавой трубой под потолком и ещё одной идентичной дверью с огромным замком на петле. В помещении не было даже окон, только маленькая пустая тумбочка в углу. Проводник пригласил гостей внутрь, указывая на стол, но сам входить не стал.
Красиво Красиво 24 Апр 2013, 07:32
Darken "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
Выжившие из безумия один за другим неспешно подтягивались к выходу из арены, оставляя за собой тяжёлым грузом мёртвую толпу выживших из ума. В компании зависло неловкое молчание. Бледнокожий домир, чей мертвецкий цвет лица теперь мог наблюдать каждый, загадочно улыбался, наблюдая, как остальные натягивают меховые плащи. Они были достаточно тяжёлыми и очень тёплыми внутри, хотя тёмная шерсть снаружи отдавала лёгким зимним холодком. Арманд забрался в одежду последним и замкнул процессию.

Проводник в дырявом плаще освещал часть лестницы своим заветным жезлом. Ступеньки были вырезаны из того же чёрного камня, что и стены арены. Под ногами в толстом слое пыли просматривались две полоски следов: чёткие отпечатки сапогов эльфа, вышедшего минутами ранее, и небрежные полосы от шаркающего в нескольких шагах впереди острозубого. Его лицо казалось слегка странным, неестественно правильным. Все основные черты его были отточеными до людского идеала, но с таким излишком, что выглядели совсем нечеловеческими. Он небрежно перешагивал через ступеньку, прокладывая путь в царящую в конце темноту. С каждым шагом наверх воздух становился всё холоднее, пока, в конце концов, в лицо не ударил лютый зимний морозный ветер. Не все сразу заметили, как оказались на поверхности.

В свете жезла отчётливо блестнули каменные углы, оповещающие домиров о том, что они достигли конца лестницы. Поток холодного воздуха заставил всех поплотнее укутаться в меховые плащи, еле заметное тепло под которыми внезапно показалось уютным и привлекательным, как мягкое кресло у ночного камина. Небо над головой, похоже, было затянуто густыми тучами: не было видно ни единой звезды, идеальное чёрное полотно распростёрлось на весь небосвод. Если бы не свежий, морозный воздух, можно было бы подумать, что над головой была какая-то очень высокая и очень тёмная крыша. Бледнокожий домир отошёл в сторону, пропуская остальных немного вперёд. Этому, похоже, мороз был совсем нипочём. Он не поёжился, даже несмотря на сильный ветер, хотя сквозь дыры в его рубахе кое-где просматривалась голая грудь. Острозубый сделал несколько беззвучных движений рукой, и камень под ногами снова задрожал, оповещая гостей о том, что арена для них теперь закрыта.

Но домиры обнаружили себя в неожиданном месте. По сравнению с тем, что открывалось их взору, арена была сущей мелочью. Сзади, где зияла широкая чёрная дыра, наполненная мелкой костью и сотнями клинков, не было больше ничего. Но взгляды были устремлены вперёд и вдаль, где в пределах видимости горели сотни окон. Разных размеров и формы, одни зарешёченные, другие с вычурными рамами, третие простирающиеся на десятки метров вдоль. Все они светились тусклым светом разных цветов: где-то мерцали свечи, где-то горели фонари, откуда-то било фиолетовое магическое сияние. То там, то здесь длинные металлические столбы поддерживали пару-тройку фонарей, уныло освещающих серые перекрёстки незаметных дорог. Отдаляясь от зданий, дороги эти исчезали в кромешной тьме, чтобы вновь проявиться на очередном перекрёстке или у входа в другое здание. В окнах или под фонарями изредка мелькали тёмные фигуры домиров. Самих зданий почти никто разглядеть не мог, но по прерывающимся окнам можно было наверняка сказать, где заканчивается одно и, возможно, начинается другое. Бледнокожий домир выдержал небольшую паузу после того, как затих закрывающий механизм, после чего поманил гостей за собой. Он взял курс на небольшой здание, тускло светящееся маленькими грязными форточками.

Почва под ногами оказалась плотная и ровная, в отличие от костного покрова арены. Но, в отличие от той же арены, где обглоданные хрящи лишь время от времени тупыми концами вжимались в стопу, земля на улице была холоднее снега или льда. Домир обернулся, чтобы проследить за гостями и, кинув короткий взгляд на босые ноги, торчащие из-под полов плащей, ускорил ход. Здание оказалось дальше, чем показалось на первый взгляд. Свет из его грязных окон еле-еле выползал наружу и не освещал дорогу, а вход и вовсе обнаружился только тогда, когда бледнокожий подошёл к нему впритык. После трёх глухих ударов кулаком и нескольких секунд ожиданий дверь отворилась. Столб пара ударил изнутри, а вместе с ним в проёме показался маленький, упитанный мужчина в грязном фартуке и с поварским колпаком на голове. Смачно причмокивая, он облизывал большую металлическую ложку. Рукава его по локоть были испачканы в крови, на фартуке красовались обильные брызги той же жидкости, и даже по подбородку с ложки текла свежая кров Не скрывая интереса, толстячок оглядел домиров из-под своих жирных бровей, после чего освободил проход и, издевательски улыбаясь, глубоким поклоном пригласил гостей внутрь. Домир с жезлом ступил внутрь первым и простым взмахом, прошептав короткое слово, потушил яркий свет, облегчив жизнь не только дроу, но и повару, который недовольно щурился и прикрывал глаза руками. Он сказал толстяку что-то приказным тоном и указал ладонью на гостей.

После улицы каменный пол под промёрзшими насквозь ногами показался гостям обжигающе горячим. В воздухе витал аромат полусырого мяса неизвестного происхождения. Короткий корридорчик от входа уходил в две стороны. Повар поторопился удалиться в узкий проход, громко захлопнув за собой засаленную дверь, а проводник направился к противоположной. Его дверь отозвалась тихим скрипом и пустила гостей в просторную комнату. Посреди помещения стоял простой массивный деревянный стол, рядом с ним - десяток крупных стульев с широкими подлокотниками и высокими спинками. Они были достаточно просторными, чтобы вместить даже полуогра, пусть и с трудом. Голые каменные стены были украшены только большой ржавой трубой под потолком и ещё одной идентичной дверью с огромным замком на петле. В помещении не было даже окон, только маленькая пустая тумбочка в углу. Проводник пригласил гостей внутрь, указывая на стол, но сам входить не стал.
Красиво Красиво 23 Апр 2013, 22:40
Robert "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
Выжившие из безумия один за другим неспешно подтягивались к выходу из арены, оставляя за собой тяжёлым грузом мёртвую толпу выживших из ума. В компании зависло неловкое молчание. Бледнокожий домир, чей мертвецкий цвет лица теперь мог наблюдать каждый, загадочно улыбался, наблюдая, как остальные натягивают меховые плащи. Они были достаточно тяжёлыми и очень тёплыми внутри, хотя тёмная шерсть снаружи отдавала лёгким зимним холодком. Арманд забрался в одежду последним и замкнул процессию.

Проводник в дырявом плаще освещал часть лестницы своим заветным жезлом. Ступеньки были вырезаны из того же чёрного камня, что и стены арены. Под ногами в толстом слое пыли просматривались две полоски следов: чёткие отпечатки сапогов эльфа, вышедшего минутами ранее, и небрежные полосы от шаркающего в нескольких шагах впереди острозубого. Его лицо казалось слегка странным, неестественно правильным. Все основные черты его были отточеными до людского идеала, но с таким излишком, что выглядели совсем нечеловеческими. Он небрежно перешагивал через ступеньку, прокладывая путь в царящую в конце темноту. С каждым шагом наверх воздух становился всё холоднее, пока, в конце концов, в лицо не ударил лютый зимний морозный ветер. Не все сразу заметили, как оказались на поверхности.

В свете жезла отчётливо блестнули каменные углы, оповещающие домиров о том, что они достигли конца лестницы. Поток холодного воздуха заставил всех поплотнее укутаться в меховые плащи, еле заметное тепло под которыми внезапно показалось уютным и привлекательным, как мягкое кресло у ночного камина. Небо над головой, похоже, было затянуто густыми тучами: не было видно ни единой звезды, идеальное чёрное полотно распростёрлось на весь небосвод. Если бы не свежий, морозный воздух, можно было бы подумать, что над головой была какая-то очень высокая и очень тёмная крыша. Бледнокожий домир отошёл в сторону, пропуская остальных немного вперёд. Этому, похоже, мороз был совсем нипочём. Он не поёжился, даже несмотря на сильный ветер, хотя сквозь дыры в его рубахе кое-где просматривалась голая грудь. Острозубый сделал несколько беззвучных движений рукой, и камень под ногами снова задрожал, оповещая гостей о том, что арена для них теперь закрыта.

Но домиры обнаружили себя в неожиданном месте. По сравнению с тем, что открывалось их взору, арена была сущей мелочью. Сзади, где зияла широкая чёрная дыра, наполненная мелкой костью и сотнями клинков, не было больше ничего. Но взгляды были устремлены вперёд и вдаль, где в пределах видимости горели сотни окон. Разных размеров и формы, одни зарешёченные, другие с вычурными рамами, третие простирающиеся на десятки метров вдоль. Все они светились тусклым светом разных цветов: где-то мерцали свечи, где-то горели фонари, откуда-то било фиолетовое магическое сияние. То там, то здесь длинные металлические столбы поддерживали пару-тройку фонарей, уныло освещающих серые перекрёстки незаметных дорог. Отдаляясь от зданий, дороги эти исчезали в кромешной тьме, чтобы вновь проявиться на очередном перекрёстке или у входа в другое здание. В окнах или под фонарями изредка мелькали тёмные фигуры домиров. Самих зданий почти никто разглядеть не мог, но по прерывающимся окнам можно было наверняка сказать, где заканчивается одно и, возможно, начинается другое. Бледнокожий домир выдержал небольшую паузу после того, как затих закрывающий механизм, после чего поманил гостей за собой. Он взял курс на небольшой здание, тускло светящееся маленькими грязными форточками.

Почва под ногами оказалась плотная и ровная, в отличие от костного покрова арены. Но, в отличие от той же арены, где обглоданные хрящи лишь время от времени тупыми концами вжимались в стопу, земля на улице была холоднее снега или льда. Домир обернулся, чтобы проследить за гостями и, кинув короткий взгляд на босые ноги, торчащие из-под полов плащей, ускорил ход. Здание оказалось дальше, чем показалось на первый взгляд. Свет из его грязных окон еле-еле выползал наружу и не освещал дорогу, а вход и вовсе обнаружился только тогда, когда бледнокожий подошёл к нему впритык. После трёх глухих ударов кулаком и нескольких секунд ожиданий дверь отворилась. Столб пара ударил изнутри, а вместе с ним в проёме показался маленький, упитанный мужчина в грязном фартуке и с поварским колпаком на голове. Смачно причмокивая, он облизывал большую металлическую ложку. Рукава его по локоть были испачканы в крови, на фартуке красовались обильные брызги той же жидкости, и даже по подбородку с ложки текла свежая кров Не скрывая интереса, толстячок оглядел домиров из-под своих жирных бровей, после чего освободил проход и, издевательски улыбаясь, глубоким поклоном пригласил гостей внутрь. Домир с жезлом ступил внутрь первым и простым взмахом, прошептав короткое слово, потушил яркий свет, облегчив жизнь не только дроу, но и повару, который недовольно щурился и прикрывал глаза руками. Он сказал толстяку что-то приказным тоном и указал ладонью на гостей.

После улицы каменный пол под промёрзшими насквозь ногами показался гостям обжигающе горячим. В воздухе витал аромат полусырого мяса неизвестного происхождения. Короткий корридорчик от входа уходил в две стороны. Повар поторопился удалиться в узкий проход, громко захлопнув за собой засаленную дверь, а проводник направился к противоположной. Его дверь отозвалась тихим скрипом и пустила гостей в просторную комнату. Посреди помещения стоял простой массивный деревянный стол, рядом с ним - десяток крупных стульев с широкими подлокотниками и высокими спинками. Они были достаточно просторными, чтобы вместить даже полуогра, пусть и с трудом. Голые каменные стены были украшены только большой ржавой трубой под потолком и ещё одной идентичной дверью с огромным замком на петле. В помещении не было даже окон, только маленькая пустая тумбочка в углу. Проводник пригласил гостей внутрь, указывая на стол, но сам входить не стал.
Красиво Красиво 23 Апр 2013, 20:11
Крион "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
Выжившие из безумия один за другим неспешно подтягивались к выходу из арены, оставляя за собой тяжёлым грузом мёртвую толпу выживших из ума. В компании зависло неловкое молчание. Бледнокожий домир, чей мертвецкий цвет лица теперь мог наблюдать каждый, загадочно улыбался, наблюдая, как остальные натягивают меховые плащи. Они были достаточно тяжёлыми и очень тёплыми внутри, хотя тёмная шерсть снаружи отдавала лёгким зимним холодком. Арманд забрался в одежду последним и замкнул процессию.

Проводник в дырявом плаще освещал часть лестницы своим заветным жезлом. Ступеньки были вырезаны из того же чёрного камня, что и стены арены. Под ногами в толстом слое пыли просматривались две полоски следов: чёткие отпечатки сапогов эльфа, вышедшего минутами ранее, и небрежные полосы от шаркающего в нескольких шагах впереди острозубого. Его лицо казалось слегка странным, неестественно правильным. Все основные черты его были отточеными до людского идеала, но с таким излишком, что выглядели совсем нечеловеческими. Он небрежно перешагивал через ступеньку, прокладывая путь в царящую в конце темноту. С каждым шагом наверх воздух становился всё холоднее, пока, в конце концов, в лицо не ударил лютый зимний морозный ветер. Не все сразу заметили, как оказались на поверхности.

В свете жезла отчётливо блестнули каменные углы, оповещающие домиров о том, что они достигли конца лестницы. Поток холодного воздуха заставил всех поплотнее укутаться в меховые плащи, еле заметное тепло под которыми внезапно показалось уютным и привлекательным, как мягкое кресло у ночного камина. Небо над головой, похоже, было затянуто густыми тучами: не было видно ни единой звезды, идеальное чёрное полотно распростёрлось на весь небосвод. Если бы не свежий, морозный воздух, можно было бы подумать, что над головой была какая-то очень высокая и очень тёмная крыша. Бледнокожий домир отошёл в сторону, пропуская остальных немного вперёд. Этому, похоже, мороз был совсем нипочём. Он не поёжился, даже несмотря на сильный ветер, хотя сквозь дыры в его рубахе кое-где просматривалась голая грудь. Острозубый сделал несколько беззвучных движений рукой, и камень под ногами снова задрожал, оповещая гостей о том, что арена для них теперь закрыта.

Но домиры обнаружили себя в неожиданном месте. По сравнению с тем, что открывалось их взору, арена была сущей мелочью. Сзади, где зияла широкая чёрная дыра, наполненная мелкой костью и сотнями клинков, не было больше ничего. Но взгляды были устремлены вперёд и вдаль, где в пределах видимости горели сотни окон. Разных размеров и формы, одни зарешёченные, другие с вычурными рамами, третие простирающиеся на десятки метров вдоль. Все они светились тусклым светом разных цветов: где-то мерцали свечи, где-то горели фонари, откуда-то било фиолетовое магическое сияние. То там, то здесь длинные металлические столбы поддерживали пару-тройку фонарей, уныло освещающих серые перекрёстки незаметных дорог. Отдаляясь от зданий, дороги эти исчезали в кромешной тьме, чтобы вновь проявиться на очередном перекрёстке или у входа в другое здание. В окнах или под фонарями изредка мелькали тёмные фигуры домиров. Самих зданий почти никто разглядеть не мог, но по прерывающимся окнам можно было наверняка сказать, где заканчивается одно и, возможно, начинается другое. Бледнокожий домир выдержал небольшую паузу после того, как затих закрывающий механизм, после чего поманил гостей за собой. Он взял курс на небольшой здание, тускло светящееся маленькими грязными форточками.

Почва под ногами оказалась плотная и ровная, в отличие от костного покрова арены. Но, в отличие от той же арены, где обглоданные хрящи лишь время от времени тупыми концами вжимались в стопу, земля на улице была холоднее снега или льда. Домир обернулся, чтобы проследить за гостями и, кинув короткий взгляд на босые ноги, торчащие из-под полов плащей, ускорил ход. Здание оказалось дальше, чем показалось на первый взгляд. Свет из его грязных окон еле-еле выползал наружу и не освещал дорогу, а вход и вовсе обнаружился только тогда, когда бледнокожий подошёл к нему впритык. После трёх глухих ударов кулаком и нескольких секунд ожиданий дверь отворилась. Столб пара ударил изнутри, а вместе с ним в проёме показался маленький, упитанный мужчина в грязном фартуке и с поварским колпаком на голове. Смачно причмокивая, он облизывал большую металлическую ложку. Рукава его по локоть были испачканы в крови, на фартуке красовались обильные брызги той же жидкости, и даже по подбородку с ложки текла свежая кров Не скрывая интереса, толстячок оглядел домиров из-под своих жирных бровей, после чего освободил проход и, издевательски улыбаясь, глубоким поклоном пригласил гостей внутрь. Домир с жезлом ступил внутрь первым и простым взмахом, прошептав короткое слово, потушил яркий свет, облегчив жизнь не только дроу, но и повару, который недовольно щурился и прикрывал глаза руками. Он сказал толстяку что-то приказным тоном и указал ладонью на гостей.

После улицы каменный пол под промёрзшими насквозь ногами показался гостям обжигающе горячим. В воздухе витал аромат полусырого мяса неизвестного происхождения. Короткий корридорчик от входа уходил в две стороны. Повар поторопился удалиться в узкий проход, громко захлопнув за собой засаленную дверь, а проводник направился к противоположной. Его дверь отозвалась тихим скрипом и пустила гостей в просторную комнату. Посреди помещения стоял простой массивный деревянный стол, рядом с ним - десяток крупных стульев с широкими подлокотниками и высокими спинками. Они были достаточно просторными, чтобы вместить даже полуогра, пусть и с трудом. Голые каменные стены были украшены только большой ржавой трубой под потолком и ещё одной идентичной дверью с огромным замком на петле. В помещении не было даже окон, только маленькая пустая тумбочка в углу. Проводник пригласил гостей внутрь, указывая на стол, но сам входить не стал.
Красиво Красиво 23 Апр 2013, 19:47
Dark Deed Абсолютный рандом или военные приключения
Есть очень хорошая и удобная книжка для массовых сражений, называется Cry Havoc. Правда, в ней есть два минуса: она неофициальная и в ней мало места одиноким персонажам игроков. Тем не менее, она не вносит ничего кардинально нового в игру, а лишь адаптирует правила для удобства рассчётов массовок.
Спасибо Спасибо 27 Мар 2013, 20:53
Шинсу "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
Рапторан решил дать своим крыльям отдохнуть и сменить позицию. Он перелетел арену поперёк и приземлился у стены, где образовалось небольшое свободное пространство. Совсем скоро в его руках привычно лежало древко длинного копья. Вдоль стены в обе стороны находилось ещё по одному большому существу, один из которых, судя по свисающей слюне и хаотичным вскрикам, был невменяем. Другой же упорно прокладывал себе путь вдоль чёрного камня сквозь толпы домиров, раскидывая их в стороны. Прямо перед Аг'харром в нескольких метрах стоял ещё один домир, уверенно держащий в руках огромных размеров меч. Угрожающие взмахи этого оружия подсказывали крылатому, что воинский разум у этого человека чист, хоть по поведению его это было заметно с трудом.

Дроу, наслаждаясь быстрыми и эффектными результатами, двинулся вперёд за поисками нового орудия убийства. Долго искать не пришлось - их было невероятно много. Однако, привыкший держаться от цели на расстоянии, лучник знал, что ищет. Выудив из под груды костной пыли короткую сулицу, Язхар решил не останавливаться на достигнутом и выбрал цель покрупнее. Оружие, однако, оказалось ему непривычным и не нанесло заметного вреда большому огру, на спине которого уже красовался огромный ожог. Гнома, орудуя костью Маэтора, пыталась спрятать её хоть куда-нибудь, но без одежды сделать это было непросто. Шальные тени в тусклом свете скрыли дроу из поля зрения жреца, а спустя секунду уже и след его простыл. Непрекращающийся шум заглушал практически всё, и разобрать чьи-то ловкие и тихие шаги было просто невозможно. Хотя даже сейчас последователь Холуса мог с уверенностью сказать, что вокруг стало заметно тише, пусть от того и не менее спокойно.
Спасибо Спасибо 25 Мар 2013, 14:51
Барут "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
1-ая ночь 1-ого оборота 158-ого цикла
0:00


- Всё готово, Тёмный странник. - произнёс взволнованный молодой голос. И волнения были полностью оправданы, ведь если хоть что-то окажется не готово к ритуалу, то не помогут никакие извинения: назначенный ученик несёт ответственность за подготовку своим существованием. Эта неизменная традиция соблюдается с незапамятных времён, и пощады не познал ещё никто. Хотя, стоит отдать должное претендентам на повышение, за сотни попыток провалиться смогли только двое, да и те не из-за личных оплошностей.

- Прекрасно, - в ответ послышалось леденящее до мозга костей шипение. - Созывай старших.

Ученик покорно склонил голову и поспешил удалиться. Даже похвала из уст повелителя звучала, как смертельная угроза. Тяжело было позавидовать тем, кто наблюдал его в гневе. Только теперь, наконец-то встретившись с ним лицом к лицу, молодой колдун понимал, почему все его наставники так благоговеют перед Тёмным странником. Даже самые опытные и матёрые из них. Очень скоро ученик вернулся в сопровождении трёх силуэтов в чёрных балахонах. Старшие - трое самых сильных, избранных последователей. Всё их тело скрывалось за тканью, будто бы насквозь пропитанной тьмой. Только чёрные пальцы кожанных перчаток, крепко сжимающие изогнутые костяные посохи, виднелись из длинных рукавов. Тёмный странник устремил свой холодный взор на приблизившихся, и они тут же упали на колени.

- Приступим, - совершенно внезапно его голос прозвучал ошеломляще громко, разносясь эхом по всей округе. Странник ступил на пъядестал, украшенный руническими письменами, старшие стали у его подножия, и лишь один ученик, нервно поглядывая по сторонам, двинулся к краю ямы, известной здесь, как арене. А спустя минуту с разных сторон к этому месту сошлось полтора десятка других существ в разнообразных одеждах. Все они расположились на самом краю огромной арены. Под их ногами отвесная стена уходила на двадцать метров вниз, а на дне лежали сотни, тысячи скелетов. От малых до больших, от привычных до анатомически парадоксальных. Среди костей тут и там торчали разнообразные металлические предметы: клинки, топоры, наконечники стрел. Некоторые из них были наполовину разъедены ржавчиной, а другие, наоборот, смотрелись совсем как новые.

Тёмный странник поднял руку, и вокруг наступила полная тишина, будто бы даже ветер повиновался его воле. Все разговоры прекратились, а взгляды устремились на возвышение, где стоял он. По мановению той же руки в воздухе вокруг главного колдуна возникла добрая сотня бумажных листов, обрамлённых вычурными узорами и светящихся тусклым магическим сиянием. Старшие ученики без команды в один голос запели ритуальную мантру на магическом языке, выставив свои посохи вперёд и вверх. Один за другим бумажные листки тускнели и падали на пол, испуская маленькие облака голубоватого дыма. Каждый из них делал несколько оборотов вокруг Тёмного странника, после чего подымался к его ладоням и послушно замирал на кончиках пальцев. Загробная песня учеников прервалась так же внезапно, как и началась, когда последний листок упал у их ног. Наконечники костяных посохов зажглись зловещими огоньками, которые, несмотря на их малый размер, освещали всю арену целиком. Тёмный странник вскинул ладони вверх, и собравшаяся у его пальцев субстанция рванулась вниз, ко дну, ударяясь о кости павших и разлетаясь в стороны разноцветными брызгами. С каждой секундой после приземления они приобретали всё больше и больше оттенков, разрастаясь и собираясь в небольшие соцветия. Толпа зрителей зачарованно наблюдала за тем, как каждый маленький яркий комочек сначала набухал, потом сморщивался, а потом отращивал конечности одну за другой: руки, ноги, крылья; у каждого было что-то своё, уникальное. У кого-то цвет кожи, у кого-то размер тела, ещё у кого-то лишние пары рук. Все цвета потускнели, когда процесс завершился, и теперь на дне арены с пустыми взглядами стояло чуть больше сотни домиров, полностью обнажённых и бездвижных.

Торопливо и почти беззвучно вымолвив ещё несколько заклинаний, Тёмный странник развернулся, взмахнув плащом, и, словно плывя по воздуху, удалился прочь. Старшие ученики сняли капюшоны и отложили посохи в сторону, подойдя поближе к краю, чтобы тоже иметь возможность посмотреть на зрелище.

...


Смерть - странная штука. Кто-то говорит, что на ней всё заканчивается, кто-то утверждает, что это лишь очередной этап, а для других она может оказаться началом чего-то совершенно нового. Но что такое смерть на самом деле? Действительно ли умирает тот, чьё сердце прекращает биться, и не жив ли тот, кто всё ещё ходит по земле в своём старом, дряхлом теле, требующем плоти и крови, но пока ещё в состоянии рассуждать и чувствовать? Этот вопрос мучает и верующих, и учёных, и они вряд ли сойдутся в общем верном мнении, так как истина известна лишь Потоку мироздания, а он не привык делиться своими тайнами. Но он течёт и течёт без остановок, порождая всё больше и больше событий на своём пути. И где-то посреди этих событий затерялись тонкие нити Сиана, которым не дали спокойно исчезнуть и завершить жизненный цикл своих "хозяев".

И теперь эти хозяева самым наглым образом возвращаются туда, где царит, какая ирония, мощнейшая энергия самой смерти. Каждый из них уже однажды умер, но душа, покинув тело, не ушла в небытие, а осталась храниться в загадочной Тени. Она непредсказуема, всем своим обитателям она преподносит невероятные сюрпризы и приключения, но душа, вернувшись в мир материальный, к сожалению, забывает, что, где, когда и как долго происходило с ней. Но что же случается с телом? Говорят, что чем больше осталось от него до момента воскрешения, тем больше из своей жизни будет помнить его хозяин. Вообще, много чего говорят, но сильных чародеев это никогда не останавливало - они с каждым разом придумывали всё более изощрённые ритуалы и заклинания. И, что самое забавное, сколько бы не противопоставляли себя целители и некроманты, самые сильные из них на пике мастерства всегда приходили к одной и той же цели: способность восстановить домира, не имея под рукой даже пылинки с его тела. Как, зачем и для чего - это уже другие вопросы, но именно они имеют найбольшее значение.

Многие слыхали странные рассказы о привидениях и духах, но далеко не каждый знает их настоящее происхождение. Однако, если хорошенько задуматься, то рассказов о духах домиров, умерших от самой банальной старости, никто не вспомнит. Зато среди них сотни страшилок, тысячи вдов и миллионы мстителей, стремящихся к справдливости. Всё это не спроста, и для нынешних хозяев ситуация могла бы сложиться аналогично, да только в их судьбе была прописана другая история. А если кто не верит в судьбу предначертанную, тот может смело сказать, что чья-то костлявая рука нагло вмешалась и вписала туда свои строки без спросу. Так или иначе, сотня везучих (или не очень) душ вернулась в свою сотню тел. Ритуал был близок к идеалу: суметь идеально воссоздать каждый сосуд из плоти, изучив только его душу, после чего вернуть душу в тело - матерство высшего класса, доступное единицам из смертных. Но, как и любое другое творение приземлённого сознания, это имело свой изъян, и стоит сказать, весьма крупный.

Каждый, кто знаком с магией воскрешения, прекрасно знает об одной маленькой зацепке в этом непростом деле: душа должна желать вернуться в тело, иначе все затраты сил пойдут насмарку. Не подумайте, Тёмному страннику, как никому другому, известно об этой неприятной особенности, просто он предпочитает её игнорировать. Каждый понимает этот жест, как ему угодно: жестокость, испытание, безразличие, самонадеянность. Но больше всех достаётся именно тем, кто оказался внизу, на арене. Душа, что не желала возвращаться в тело, а волею могущественного чародея была помещена туда насильно, как любое самостоятельно мыслящее нечто, оказывает сопротивление. А тело, существующее без души, опускается на уровень заложенных в нём природой инстинктов. Вот так и толпа обнажённых домиров, стоящая босыми ногами на тысячах скелетов, начинает сходить с ума. Происходит это с большинством, но не со всеми, так как из сотни случайных душ обычно находится хотя бы пара, пожелавшая продолжить своё физическое существование. В лучшие годы их мог набраться и целый десяток, в худшие - всего лишь одна, но с первых секунд определить это было довольно тяжело, и тому были свои причины.

С первых секунд над ареной всегда подымался дикий, душераздирающий рёв. Ритуал Тёмного странника был достаточно болезненный, но боль была самым незначительным фактором. Крики испуга, вой ярости и плачь отчаянья - вот что на самом деле заполняло пространство. На фоне такого разрушительного звука прислушаться к голосу собственного разума была непреодолимо тяжело, от чего ритуал воскрешения по окончанию превращался в массовую истерию, но ненадолго. Кто-то начинал приходить в себя и, судорожно оглядываясь, тщетно пытался вспомнить предшествующие события. Это были те самые единицы, души которых действительно желали продолжить жизнь. Шум остальных постепенно перерастал в злобный рык. И если ты не был одним из большинства, то тебе приходилось наблюдать, как у твоих соседей бездумно закатываются глаза, а изо рта начинает обильно валить пена. И только тем, чьи глаза не были приспособлены к полной темноте, приходилось ещё хуже, ведь они не видели абсолютно ничего.

  + Открыть  НРПГ
Супер Супер 17 Мар 2013, 15:55
Крион "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
1-ая ночь 1-ого оборота 158-ого цикла
0:00


- Всё готово, Тёмный странник. - произнёс взволнованный молодой голос. И волнения были полностью оправданы, ведь если хоть что-то окажется не готово к ритуалу, то не помогут никакие извинения: назначенный ученик несёт ответственность за подготовку своим существованием. Эта неизменная традиция соблюдается с незапамятных времён, и пощады не познал ещё никто. Хотя, стоит отдать должное претендентам на повышение, за сотни попыток провалиться смогли только двое, да и те не из-за личных оплошностей.

- Прекрасно, - в ответ послышалось леденящее до мозга костей шипение. - Созывай старших.

Ученик покорно склонил голову и поспешил удалиться. Даже похвала из уст повелителя звучала, как смертельная угроза. Тяжело было позавидовать тем, кто наблюдал его в гневе. Только теперь, наконец-то встретившись с ним лицом к лицу, молодой колдун понимал, почему все его наставники так благоговеют перед Тёмным странником. Даже самые опытные и матёрые из них. Очень скоро ученик вернулся в сопровождении трёх силуэтов в чёрных балахонах. Старшие - трое самых сильных, избранных последователей. Всё их тело скрывалось за тканью, будто бы насквозь пропитанной тьмой. Только чёрные пальцы кожанных перчаток, крепко сжимающие изогнутые костяные посохи, виднелись из длинных рукавов. Тёмный странник устремил свой холодный взор на приблизившихся, и они тут же упали на колени.

- Приступим, - совершенно внезапно его голос прозвучал ошеломляще громко, разносясь эхом по всей округе. Странник ступил на пъядестал, украшенный руническими письменами, старшие стали у его подножия, и лишь один ученик, нервно поглядывая по сторонам, двинулся к краю ямы, известной здесь, как арене. А спустя минуту с разных сторон к этому месту сошлось полтора десятка других существ в разнообразных одеждах. Все они расположились на самом краю огромной арены. Под их ногами отвесная стена уходила на двадцать метров вниз, а на дне лежали сотни, тысячи скелетов. От малых до больших, от привычных до анатомически парадоксальных. Среди костей тут и там торчали разнообразные металлические предметы: клинки, топоры, наконечники стрел. Некоторые из них были наполовину разъедены ржавчиной, а другие, наоборот, смотрелись совсем как новые.

Тёмный странник поднял руку, и вокруг наступила полная тишина, будто бы даже ветер повиновался его воле. Все разговоры прекратились, а взгляды устремились на возвышение, где стоял он. По мановению той же руки в воздухе вокруг главного колдуна возникла добрая сотня бумажных листов, обрамлённых вычурными узорами и светящихся тусклым магическим сиянием. Старшие ученики без команды в один голос запели ритуальную мантру на магическом языке, выставив свои посохи вперёд и вверх. Один за другим бумажные листки тускнели и падали на пол, испуская маленькие облака голубоватого дыма. Каждый из них делал несколько оборотов вокруг Тёмного странника, после чего подымался к его ладоням и послушно замирал на кончиках пальцев. Загробная песня учеников прервалась так же внезапно, как и началась, когда последний листок упал у их ног. Наконечники костяных посохов зажглись зловещими огоньками, которые, несмотря на их малый размер, освещали всю арену целиком. Тёмный странник вскинул ладони вверх, и собравшаяся у его пальцев субстанция рванулась вниз, ко дну, ударяясь о кости павших и разлетаясь в стороны разноцветными брызгами. С каждой секундой после приземления они приобретали всё больше и больше оттенков, разрастаясь и собираясь в небольшие соцветия. Толпа зрителей зачарованно наблюдала за тем, как каждый маленький яркий комочек сначала набухал, потом сморщивался, а потом отращивал конечности одну за другой: руки, ноги, крылья; у каждого было что-то своё, уникальное. У кого-то цвет кожи, у кого-то размер тела, ещё у кого-то лишние пары рук. Все цвета потускнели, когда процесс завершился, и теперь на дне арены с пустыми взглядами стояло чуть больше сотни домиров, полностью обнажённых и бездвижных.

Торопливо и почти беззвучно вымолвив ещё несколько заклинаний, Тёмный странник развернулся, взмахнув плащом, и, словно плывя по воздуху, удалился прочь. Старшие ученики сняли капюшоны и отложили посохи в сторону, подойдя поближе к краю, чтобы тоже иметь возможность посмотреть на зрелище.

...


Смерть - странная штука. Кто-то говорит, что на ней всё заканчивается, кто-то утверждает, что это лишь очередной этап, а для других она может оказаться началом чего-то совершенно нового. Но что такое смерть на самом деле? Действительно ли умирает тот, чьё сердце прекращает биться, и не жив ли тот, кто всё ещё ходит по земле в своём старом, дряхлом теле, требующем плоти и крови, но пока ещё в состоянии рассуждать и чувствовать? Этот вопрос мучает и верующих, и учёных, и они вряд ли сойдутся в общем верном мнении, так как истина известна лишь Потоку мироздания, а он не привык делиться своими тайнами. Но он течёт и течёт без остановок, порождая всё больше и больше событий на своём пути. И где-то посреди этих событий затерялись тонкие нити Сиана, которым не дали спокойно исчезнуть и завершить жизненный цикл своих "хозяев".

И теперь эти хозяева самым наглым образом возвращаются туда, где царит, какая ирония, мощнейшая энергия самой смерти. Каждый из них уже однажды умер, но душа, покинув тело, не ушла в небытие, а осталась храниться в загадочной Тени. Она непредсказуема, всем своим обитателям она преподносит невероятные сюрпризы и приключения, но душа, вернувшись в мир материальный, к сожалению, забывает, что, где, когда и как долго происходило с ней. Но что же случается с телом? Говорят, что чем больше осталось от него до момента воскрешения, тем больше из своей жизни будет помнить его хозяин. Вообще, много чего говорят, но сильных чародеев это никогда не останавливало - они с каждым разом придумывали всё более изощрённые ритуалы и заклинания. И, что самое забавное, сколько бы не противопоставляли себя целители и некроманты, самые сильные из них на пике мастерства всегда приходили к одной и той же цели: способность восстановить домира, не имея под рукой даже пылинки с его тела. Как, зачем и для чего - это уже другие вопросы, но именно они имеют найбольшее значение.

Многие слыхали странные рассказы о привидениях и духах, но далеко не каждый знает их настоящее происхождение. Однако, если хорошенько задуматься, то рассказов о духах домиров, умерших от самой банальной старости, никто не вспомнит. Зато среди них сотни страшилок, тысячи вдов и миллионы мстителей, стремящихся к справдливости. Всё это не спроста, и для нынешних хозяев ситуация могла бы сложиться аналогично, да только в их судьбе была прописана другая история. А если кто не верит в судьбу предначертанную, тот может смело сказать, что чья-то костлявая рука нагло вмешалась и вписала туда свои строки без спросу. Так или иначе, сотня везучих (или не очень) душ вернулась в свою сотню тел. Ритуал был близок к идеалу: суметь идеально воссоздать каждый сосуд из плоти, изучив только его душу, после чего вернуть душу в тело - матерство высшего класса, доступное единицам из смертных. Но, как и любое другое творение приземлённого сознания, это имело свой изъян, и стоит сказать, весьма крупный.

Каждый, кто знаком с магией воскрешения, прекрасно знает об одной маленькой зацепке в этом непростом деле: душа должна желать вернуться в тело, иначе все затраты сил пойдут насмарку. Не подумайте, Тёмному страннику, как никому другому, известно об этой неприятной особенности, просто он предпочитает её игнорировать. Каждый понимает этот жест, как ему угодно: жестокость, испытание, безразличие, самонадеянность. Но больше всех достаётся именно тем, кто оказался внизу, на арене. Душа, что не желала возвращаться в тело, а волею могущественного чародея была помещена туда насильно, как любое самостоятельно мыслящее нечто, оказывает сопротивление. А тело, существующее без души, опускается на уровень заложенных в нём природой инстинктов. Вот так и толпа обнажённых домиров, стоящая босыми ногами на тысячах скелетов, начинает сходить с ума. Происходит это с большинством, но не со всеми, так как из сотни случайных душ обычно находится хотя бы пара, пожелавшая продолжить своё физическое существование. В лучшие годы их мог набраться и целый десяток, в худшие - всего лишь одна, но с первых секунд определить это было довольно тяжело, и тому были свои причины.

С первых секунд над ареной всегда подымался дикий, душераздирающий рёв. Ритуал Тёмного странника был достаточно болезненный, но боль была самым незначительным фактором. Крики испуга, вой ярости и плачь отчаянья - вот что на самом деле заполняло пространство. На фоне такого разрушительного звука прислушаться к голосу собственного разума была непреодолимо тяжело, от чего ритуал воскрешения по окончанию превращался в массовую истерию, но ненадолго. Кто-то начинал приходить в себя и, судорожно оглядываясь, тщетно пытался вспомнить предшествующие события. Это были те самые единицы, души которых действительно желали продолжить жизнь. Шум остальных постепенно перерастал в злобный рык. И если ты не был одним из большинства, то тебе приходилось наблюдать, как у твоих соседей бездумно закатываются глаза, а изо рта начинает обильно валить пена. И только тем, чьи глаза не были приспособлены к полной темноте, приходилось ещё хуже, ведь они не видели абсолютно ничего.

  + Открыть  НРПГ
Супер Супер 17 Мар 2013, 10:43
Аг'харр "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
1-ая ночь 1-ого оборота 158-ого цикла
0:00


- Всё готово, Тёмный странник. - произнёс взволнованный молодой голос. И волнения были полностью оправданы, ведь если хоть что-то окажется не готово к ритуалу, то не помогут никакие извинения: назначенный ученик несёт ответственность за подготовку своим существованием. Эта неизменная традиция соблюдается с незапамятных времён, и пощады не познал ещё никто. Хотя, стоит отдать должное претендентам на повышение, за сотни попыток провалиться смогли только двое, да и те не из-за личных оплошностей.

- Прекрасно, - в ответ послышалось леденящее до мозга костей шипение. - Созывай старших.

Ученик покорно склонил голову и поспешил удалиться. Даже похвала из уст повелителя звучала, как смертельная угроза. Тяжело было позавидовать тем, кто наблюдал его в гневе. Только теперь, наконец-то встретившись с ним лицом к лицу, молодой колдун понимал, почему все его наставники так благоговеют перед Тёмным странником. Даже самые опытные и матёрые из них. Очень скоро ученик вернулся в сопровождении трёх силуэтов в чёрных балахонах. Старшие - трое самых сильных, избранных последователей. Всё их тело скрывалось за тканью, будто бы насквозь пропитанной тьмой. Только чёрные пальцы кожанных перчаток, крепко сжимающие изогнутые костяные посохи, виднелись из длинных рукавов. Тёмный странник устремил свой холодный взор на приблизившихся, и они тут же упали на колени.

- Приступим, - совершенно внезапно его голос прозвучал ошеломляще громко, разносясь эхом по всей округе. Странник ступил на пъядестал, украшенный руническими письменами, старшие стали у его подножия, и лишь один ученик, нервно поглядывая по сторонам, двинулся к краю ямы, известной здесь, как арене. А спустя минуту с разных сторон к этому месту сошлось полтора десятка других существ в разнообразных одеждах. Все они расположились на самом краю огромной арены. Под их ногами отвесная стена уходила на двадцать метров вниз, а на дне лежали сотни, тысячи скелетов. От малых до больших, от привычных до анатомически парадоксальных. Среди костей тут и там торчали разнообразные металлические предметы: клинки, топоры, наконечники стрел. Некоторые из них были наполовину разъедены ржавчиной, а другие, наоборот, смотрелись совсем как новые.

Тёмный странник поднял руку, и вокруг наступила полная тишина, будто бы даже ветер повиновался его воле. Все разговоры прекратились, а взгляды устремились на возвышение, где стоял он. По мановению той же руки в воздухе вокруг главного колдуна возникла добрая сотня бумажных листов, обрамлённых вычурными узорами и светящихся тусклым магическим сиянием. Старшие ученики без команды в один голос запели ритуальную мантру на магическом языке, выставив свои посохи вперёд и вверх. Один за другим бумажные листки тускнели и падали на пол, испуская маленькие облака голубоватого дыма. Каждый из них делал несколько оборотов вокруг Тёмного странника, после чего подымался к его ладоням и послушно замирал на кончиках пальцев. Загробная песня учеников прервалась так же внезапно, как и началась, когда последний листок упал у их ног. Наконечники костяных посохов зажглись зловещими огоньками, которые, несмотря на их малый размер, освещали всю арену целиком. Тёмный странник вскинул ладони вверх, и собравшаяся у его пальцев субстанция рванулась вниз, ко дну, ударяясь о кости павших и разлетаясь в стороны разноцветными брызгами. С каждой секундой после приземления они приобретали всё больше и больше оттенков, разрастаясь и собираясь в небольшие соцветия. Толпа зрителей зачарованно наблюдала за тем, как каждый маленький яркий комочек сначала набухал, потом сморщивался, а потом отращивал конечности одну за другой: руки, ноги, крылья; у каждого было что-то своё, уникальное. У кого-то цвет кожи, у кого-то размер тела, ещё у кого-то лишние пары рук. Все цвета потускнели, когда процесс завершился, и теперь на дне арены с пустыми взглядами стояло чуть больше сотни домиров, полностью обнажённых и бездвижных.

Торопливо и почти беззвучно вымолвив ещё несколько заклинаний, Тёмный странник развернулся, взмахнув плащом, и, словно плывя по воздуху, удалился прочь. Старшие ученики сняли капюшоны и отложили посохи в сторону, подойдя поближе к краю, чтобы тоже иметь возможность посмотреть на зрелище.

...


Смерть - странная штука. Кто-то говорит, что на ней всё заканчивается, кто-то утверждает, что это лишь очередной этап, а для других она может оказаться началом чего-то совершенно нового. Но что такое смерть на самом деле? Действительно ли умирает тот, чьё сердце прекращает биться, и не жив ли тот, кто всё ещё ходит по земле в своём старом, дряхлом теле, требующем плоти и крови, но пока ещё в состоянии рассуждать и чувствовать? Этот вопрос мучает и верующих, и учёных, и они вряд ли сойдутся в общем верном мнении, так как истина известна лишь Потоку мироздания, а он не привык делиться своими тайнами. Но он течёт и течёт без остановок, порождая всё больше и больше событий на своём пути. И где-то посреди этих событий затерялись тонкие нити Сиана, которым не дали спокойно исчезнуть и завершить жизненный цикл своих "хозяев".

И теперь эти хозяева самым наглым образом возвращаются туда, где царит, какая ирония, мощнейшая энергия самой смерти. Каждый из них уже однажды умер, но душа, покинув тело, не ушла в небытие, а осталась храниться в загадочной Тени. Она непредсказуема, всем своим обитателям она преподносит невероятные сюрпризы и приключения, но душа, вернувшись в мир материальный, к сожалению, забывает, что, где, когда и как долго происходило с ней. Но что же случается с телом? Говорят, что чем больше осталось от него до момента воскрешения, тем больше из своей жизни будет помнить его хозяин. Вообще, много чего говорят, но сильных чародеев это никогда не останавливало - они с каждым разом придумывали всё более изощрённые ритуалы и заклинания. И, что самое забавное, сколько бы не противопоставляли себя целители и некроманты, самые сильные из них на пике мастерства всегда приходили к одной и той же цели: способность восстановить домира, не имея под рукой даже пылинки с его тела. Как, зачем и для чего - это уже другие вопросы, но именно они имеют найбольшее значение.

Многие слыхали странные рассказы о привидениях и духах, но далеко не каждый знает их настоящее происхождение. Однако, если хорошенько задуматься, то рассказов о духах домиров, умерших от самой банальной старости, никто не вспомнит. Зато среди них сотни страшилок, тысячи вдов и миллионы мстителей, стремящихся к справдливости. Всё это не спроста, и для нынешних хозяев ситуация могла бы сложиться аналогично, да только в их судьбе была прописана другая история. А если кто не верит в судьбу предначертанную, тот может смело сказать, что чья-то костлявая рука нагло вмешалась и вписала туда свои строки без спросу. Так или иначе, сотня везучих (или не очень) душ вернулась в свою сотню тел. Ритуал был близок к идеалу: суметь идеально воссоздать каждый сосуд из плоти, изучив только его душу, после чего вернуть душу в тело - матерство высшего класса, доступное единицам из смертных. Но, как и любое другое творение приземлённого сознания, это имело свой изъян, и стоит сказать, весьма крупный.

Каждый, кто знаком с магией воскрешения, прекрасно знает об одной маленькой зацепке в этом непростом деле: душа должна желать вернуться в тело, иначе все затраты сил пойдут насмарку. Не подумайте, Тёмному страннику, как никому другому, известно об этой неприятной особенности, просто он предпочитает её игнорировать. Каждый понимает этот жест, как ему угодно: жестокость, испытание, безразличие, самонадеянность. Но больше всех достаётся именно тем, кто оказался внизу, на арене. Душа, что не желала возвращаться в тело, а волею могущественного чародея была помещена туда насильно, как любое самостоятельно мыслящее нечто, оказывает сопротивление. А тело, существующее без души, опускается на уровень заложенных в нём природой инстинктов. Вот так и толпа обнажённых домиров, стоящая босыми ногами на тысячах скелетов, начинает сходить с ума. Происходит это с большинством, но не со всеми, так как из сотни случайных душ обычно находится хотя бы пара, пожелавшая продолжить своё физическое существование. В лучшие годы их мог набраться и целый десяток, в худшие - всего лишь одна, но с первых секунд определить это было довольно тяжело, и тому были свои причины.

С первых секунд над ареной всегда подымался дикий, душераздирающий рёв. Ритуал Тёмного странника был достаточно болезненный, но боль была самым незначительным фактором. Крики испуга, вой ярости и плачь отчаянья - вот что на самом деле заполняло пространство. На фоне такого разрушительного звука прислушаться к голосу собственного разума была непреодолимо тяжело, от чего ритуал воскрешения по окончанию превращался в массовую истерию, но ненадолго. Кто-то начинал приходить в себя и, судорожно оглядываясь, тщетно пытался вспомнить предшествующие события. Это были те самые единицы, души которых действительно желали продолжить жизнь. Шум остальных постепенно перерастал в злобный рык. И если ты не был одним из большинства, то тебе приходилось наблюдать, как у твоих соседей бездумно закатываются глаза, а изо рта начинает обильно валить пена. И только тем, чьи глаза не были приспособлены к полной темноте, приходилось ещё хуже, ведь они не видели абсолютно ничего.

  + Открыть  НРПГ
Супер Супер 16 Мар 2013, 13:04
Маэтор дер Нуру "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
1-ая ночь 1-ого оборота 158-ого цикла
0:00


- Всё готово, Тёмный странник. - произнёс взволнованный молодой голос. И волнения были полностью оправданы, ведь если хоть что-то окажется не готово к ритуалу, то не помогут никакие извинения: назначенный ученик несёт ответственность за подготовку своим существованием. Эта неизменная традиция соблюдается с незапамятных времён, и пощады не познал ещё никто. Хотя, стоит отдать должное претендентам на повышение, за сотни попыток провалиться смогли только двое, да и те не из-за личных оплошностей.

- Прекрасно, - в ответ послышалось леденящее до мозга костей шипение. - Созывай старших.

Ученик покорно склонил голову и поспешил удалиться. Даже похвала из уст повелителя звучала, как смертельная угроза. Тяжело было позавидовать тем, кто наблюдал его в гневе. Только теперь, наконец-то встретившись с ним лицом к лицу, молодой колдун понимал, почему все его наставники так благоговеют перед Тёмным странником. Даже самые опытные и матёрые из них. Очень скоро ученик вернулся в сопровождении трёх силуэтов в чёрных балахонах. Старшие - трое самых сильных, избранных последователей. Всё их тело скрывалось за тканью, будто бы насквозь пропитанной тьмой. Только чёрные пальцы кожанных перчаток, крепко сжимающие изогнутые костяные посохи, виднелись из длинных рукавов. Тёмный странник устремил свой холодный взор на приблизившихся, и они тут же упали на колени.

- Приступим, - совершенно внезапно его голос прозвучал ошеломляще громко, разносясь эхом по всей округе. Странник ступил на пъядестал, украшенный руническими письменами, старшие стали у его подножия, и лишь один ученик, нервно поглядывая по сторонам, двинулся к краю ямы, известной здесь, как арене. А спустя минуту с разных сторон к этому месту сошлось полтора десятка других существ в разнообразных одеждах. Все они расположились на самом краю огромной арены. Под их ногами отвесная стена уходила на двадцать метров вниз, а на дне лежали сотни, тысячи скелетов. От малых до больших, от привычных до анатомически парадоксальных. Среди костей тут и там торчали разнообразные металлические предметы: клинки, топоры, наконечники стрел. Некоторые из них были наполовину разъедены ржавчиной, а другие, наоборот, смотрелись совсем как новые.

Тёмный странник поднял руку, и вокруг наступила полная тишина, будто бы даже ветер повиновался его воле. Все разговоры прекратились, а взгляды устремились на возвышение, где стоял он. По мановению той же руки в воздухе вокруг главного колдуна возникла добрая сотня бумажных листов, обрамлённых вычурными узорами и светящихся тусклым магическим сиянием. Старшие ученики без команды в один голос запели ритуальную мантру на магическом языке, выставив свои посохи вперёд и вверх. Один за другим бумажные листки тускнели и падали на пол, испуская маленькие облака голубоватого дыма. Каждый из них делал несколько оборотов вокруг Тёмного странника, после чего подымался к его ладоням и послушно замирал на кончиках пальцев. Загробная песня учеников прервалась так же внезапно, как и началась, когда последний листок упал у их ног. Наконечники костяных посохов зажглись зловещими огоньками, которые, несмотря на их малый размер, освещали всю арену целиком. Тёмный странник вскинул ладони вверх, и собравшаяся у его пальцев субстанция рванулась вниз, ко дну, ударяясь о кости павших и разлетаясь в стороны разноцветными брызгами. С каждой секундой после приземления они приобретали всё больше и больше оттенков, разрастаясь и собираясь в небольшие соцветия. Толпа зрителей зачарованно наблюдала за тем, как каждый маленький яркий комочек сначала набухал, потом сморщивался, а потом отращивал конечности одну за другой: руки, ноги, крылья; у каждого было что-то своё, уникальное. У кого-то цвет кожи, у кого-то размер тела, ещё у кого-то лишние пары рук. Все цвета потускнели, когда процесс завершился, и теперь на дне арены с пустыми взглядами стояло чуть больше сотни домиров, полностью обнажённых и бездвижных.

Торопливо и почти беззвучно вымолвив ещё несколько заклинаний, Тёмный странник развернулся, взмахнув плащом, и, словно плывя по воздуху, удалился прочь. Старшие ученики сняли капюшоны и отложили посохи в сторону, подойдя поближе к краю, чтобы тоже иметь возможность посмотреть на зрелище.

...


Смерть - странная штука. Кто-то говорит, что на ней всё заканчивается, кто-то утверждает, что это лишь очередной этап, а для других она может оказаться началом чего-то совершенно нового. Но что такое смерть на самом деле? Действительно ли умирает тот, чьё сердце прекращает биться, и не жив ли тот, кто всё ещё ходит по земле в своём старом, дряхлом теле, требующем плоти и крови, но пока ещё в состоянии рассуждать и чувствовать? Этот вопрос мучает и верующих, и учёных, и они вряд ли сойдутся в общем верном мнении, так как истина известна лишь Потоку мироздания, а он не привык делиться своими тайнами. Но он течёт и течёт без остановок, порождая всё больше и больше событий на своём пути. И где-то посреди этих событий затерялись тонкие нити Сиана, которым не дали спокойно исчезнуть и завершить жизненный цикл своих "хозяев".

И теперь эти хозяева самым наглым образом возвращаются туда, где царит, какая ирония, мощнейшая энергия самой смерти. Каждый из них уже однажды умер, но душа, покинув тело, не ушла в небытие, а осталась храниться в загадочной Тени. Она непредсказуема, всем своим обитателям она преподносит невероятные сюрпризы и приключения, но душа, вернувшись в мир материальный, к сожалению, забывает, что, где, когда и как долго происходило с ней. Но что же случается с телом? Говорят, что чем больше осталось от него до момента воскрешения, тем больше из своей жизни будет помнить его хозяин. Вообще, много чего говорят, но сильных чародеев это никогда не останавливало - они с каждым разом придумывали всё более изощрённые ритуалы и заклинания. И, что самое забавное, сколько бы не противопоставляли себя целители и некроманты, самые сильные из них на пике мастерства всегда приходили к одной и той же цели: способность восстановить домира, не имея под рукой даже пылинки с его тела. Как, зачем и для чего - это уже другие вопросы, но именно они имеют найбольшее значение.

Многие слыхали странные рассказы о привидениях и духах, но далеко не каждый знает их настоящее происхождение. Однако, если хорошенько задуматься, то рассказов о духах домиров, умерших от самой банальной старости, никто не вспомнит. Зато среди них сотни страшилок, тысячи вдов и миллионы мстителей, стремящихся к справдливости. Всё это не спроста, и для нынешних хозяев ситуация могла бы сложиться аналогично, да только в их судьбе была прописана другая история. А если кто не верит в судьбу предначертанную, тот может смело сказать, что чья-то костлявая рука нагло вмешалась и вписала туда свои строки без спросу. Так или иначе, сотня везучих (или не очень) душ вернулась в свою сотню тел. Ритуал был близок к идеалу: суметь идеально воссоздать каждый сосуд из плоти, изучив только его душу, после чего вернуть душу в тело - матерство высшего класса, доступное единицам из смертных. Но, как и любое другое творение приземлённого сознания, это имело свой изъян, и стоит сказать, весьма крупный.

Каждый, кто знаком с магией воскрешения, прекрасно знает об одной маленькой зацепке в этом непростом деле: душа должна желать вернуться в тело, иначе все затраты сил пойдут насмарку. Не подумайте, Тёмному страннику, как никому другому, известно об этой неприятной особенности, просто он предпочитает её игнорировать. Каждый понимает этот жест, как ему угодно: жестокость, испытание, безразличие, самонадеянность. Но больше всех достаётся именно тем, кто оказался внизу, на арене. Душа, что не желала возвращаться в тело, а волею могущественного чародея была помещена туда насильно, как любое самостоятельно мыслящее нечто, оказывает сопротивление. А тело, существующее без души, опускается на уровень заложенных в нём природой инстинктов. Вот так и толпа обнажённых домиров, стоящая босыми ногами на тысячах скелетов, начинает сходить с ума. Происходит это с большинством, но не со всеми, так как из сотни случайных душ обычно находится хотя бы пара, пожелавшая продолжить своё физическое существование. В лучшие годы их мог набраться и целый десяток, в худшие - всего лишь одна, но с первых секунд определить это было довольно тяжело, и тому были свои причины.

С первых секунд над ареной всегда подымался дикий, душераздирающий рёв. Ритуал Тёмного странника был достаточно болезненный, но боль была самым незначительным фактором. Крики испуга, вой ярости и плачь отчаянья - вот что на самом деле заполняло пространство. На фоне такого разрушительного звука прислушаться к голосу собственного разума была непреодолимо тяжело, от чего ритуал воскрешения по окончанию превращался в массовую истерию, но ненадолго. Кто-то начинал приходить в себя и, судорожно оглядываясь, тщетно пытался вспомнить предшествующие события. Это были те самые единицы, души которых действительно желали продолжить жизнь. Шум остальных постепенно перерастал в злобный рык. И если ты не был одним из большинства, то тебе приходилось наблюдать, как у твоих соседей бездумно закатываются глаза, а изо рта начинает обильно валить пена. И только тем, чьи глаза не были приспособлены к полной темноте, приходилось ещё хуже, ведь они не видели абсолютно ничего.

  + Открыть  НРПГ
Супер Супер 16 Мар 2013, 12:55
Шинсу "Пророки новой эпохи" - поместье Тёмного странника
1-ая ночь 1-ого оборота 158-ого цикла
0:00


- Всё готово, Тёмный странник. - произнёс взволнованный молодой голос. И волнения были полностью оправданы, ведь если хоть что-то окажется не готово к ритуалу, то не помогут никакие извинения: назначенный ученик несёт ответственность за подготовку своим существованием. Эта неизменная традиция соблюдается с незапамятных времён, и пощады не познал ещё никто. Хотя, стоит отдать должное претендентам на повышение, за сотни попыток провалиться смогли только двое, да и те не из-за личных оплошностей.

- Прекрасно, - в ответ послышалось леденящее до мозга костей шипение. - Созывай старших.

Ученик покорно склонил голову и поспешил удалиться. Даже похвала из уст повелителя звучала, как смертельная угроза. Тяжело было позавидовать тем, кто наблюдал его в гневе. Только теперь, наконец-то встретившись с ним лицом к лицу, молодой колдун понимал, почему все его наставники так благоговеют перед Тёмным странником. Даже самые опытные и матёрые из них. Очень скоро ученик вернулся в сопровождении трёх силуэтов в чёрных балахонах. Старшие - трое самых сильных, избранных последователей. Всё их тело скрывалось за тканью, будто бы насквозь пропитанной тьмой. Только чёрные пальцы кожанных перчаток, крепко сжимающие изогнутые костяные посохи, виднелись из длинных рукавов. Тёмный странник устремил свой холодный взор на приблизившихся, и они тут же упали на колени.

- Приступим, - совершенно внезапно его голос прозвучал ошеломляще громко, разносясь эхом по всей округе. Странник ступил на пъядестал, украшенный руническими письменами, старшие стали у его подножия, и лишь один ученик, нервно поглядывая по сторонам, двинулся к краю ямы, известной здесь, как арене. А спустя минуту с разных сторон к этому месту сошлось полтора десятка других существ в разнообразных одеждах. Все они расположились на самом краю огромной арены. Под их ногами отвесная стена уходила на двадцать метров вниз, а на дне лежали сотни, тысячи скелетов. От малых до больших, от привычных до анатомически парадоксальных. Среди костей тут и там торчали разнообразные металлические предметы: клинки, топоры, наконечники стрел. Некоторые из них были наполовину разъедены ржавчиной, а другие, наоборот, смотрелись совсем как новые.

Тёмный странник поднял руку, и вокруг наступила полная тишина, будто бы даже ветер повиновался его воле. Все разговоры прекратились, а взгляды устремились на возвышение, где стоял он. По мановению той же руки в воздухе вокруг главного колдуна возникла добрая сотня бумажных листов, обрамлённых вычурными узорами и светящихся тусклым магическим сиянием. Старшие ученики без команды в один голос запели ритуальную мантру на магическом языке, выставив свои посохи вперёд и вверх. Один за другим бумажные листки тускнели и падали на пол, испуская маленькие облака голубоватого дыма. Каждый из них делал несколько оборотов вокруг Тёмного странника, после чего подымался к его ладоням и послушно замирал на кончиках пальцев. Загробная песня учеников прервалась так же внезапно, как и началась, когда последний листок упал у их ног. Наконечники костяных посохов зажглись зловещими огоньками, которые, несмотря на их малый размер, освещали всю арену целиком. Тёмный странник вскинул ладони вверх, и собравшаяся у его пальцев субстанция рванулась вниз, ко дну, ударяясь о кости павших и разлетаясь в стороны разноцветными брызгами. С каждой секундой после приземления они приобретали всё больше и больше оттенков, разрастаясь и собираясь в небольшие соцветия. Толпа зрителей зачарованно наблюдала за тем, как каждый маленький яркий комочек сначала набухал, потом сморщивался, а потом отращивал конечности одну за другой: руки, ноги, крылья; у каждого было что-то своё, уникальное. У кого-то цвет кожи, у кого-то размер тела, ещё у кого-то лишние пары рук. Все цвета потускнели, когда процесс завершился, и теперь на дне арены с пустыми взглядами стояло чуть больше сотни домиров, полностью обнажённых и бездвижных.

Торопливо и почти беззвучно вымолвив ещё несколько заклинаний, Тёмный странник развернулся, взмахнув плащом, и, словно плывя по воздуху, удалился прочь. Старшие ученики сняли капюшоны и отложили посохи в сторону, подойдя поближе к краю, чтобы тоже иметь возможность посмотреть на зрелище.

...


Смерть - странная штука. Кто-то говорит, что на ней всё заканчивается, кто-то утверждает, что это лишь очередной этап, а для других она может оказаться началом чего-то совершенно нового. Но что такое смерть на самом деле? Действительно ли умирает тот, чьё сердце прекращает биться, и не жив ли тот, кто всё ещё ходит по земле в своём старом, дряхлом теле, требующем плоти и крови, но пока ещё в состоянии рассуждать и чувствовать? Этот вопрос мучает и верующих, и учёных, и они вряд ли сойдутся в общем верном мнении, так как истина известна лишь Потоку мироздания, а он не привык делиться своими тайнами. Но он течёт и течёт без остановок, порождая всё больше и больше событий на своём пути. И где-то посреди этих событий затерялись тонкие нити Сиана, которым не дали спокойно исчезнуть и завершить жизненный цикл своих "хозяев".

И теперь эти хозяева самым наглым образом возвращаются туда, где царит, какая ирония, мощнейшая энергия самой смерти. Каждый из них уже однажды умер, но душа, покинув тело, не ушла в небытие, а осталась храниться в загадочной Тени. Она непредсказуема, всем своим обитателям она преподносит невероятные сюрпризы и приключения, но душа, вернувшись в мир материальный, к сожалению, забывает, что, где, когда и как долго происходило с ней. Но что же случается с телом? Говорят, что чем больше осталось от него до момента воскрешения, тем больше из своей жизни будет помнить его хозяин. Вообще, много чего говорят, но сильных чародеев это никогда не останавливало - они с каждым разом придумывали всё более изощрённые ритуалы и заклинания. И, что самое забавное, сколько бы не противопоставляли себя целители и некроманты, самые сильные из них на пике мастерства всегда приходили к одной и той же цели: способность восстановить домира, не имея под рукой даже пылинки с его тела. Как, зачем и для чего - это уже другие вопросы, но именно они имеют найбольшее значение.

Многие слыхали странные рассказы о привидениях и духах, но далеко не каждый знает их настоящее происхождение. Однако, если хорошенько задуматься, то рассказов о духах домиров, умерших от самой банальной старости, никто не вспомнит. Зато среди них сотни страшилок, тысячи вдов и миллионы мстителей, стремящихся к справдливости. Всё это не спроста, и для нынешних хозяев ситуация могла бы сложиться аналогично, да только в их судьбе была прописана другая история. А если кто не верит в судьбу предначертанную, тот может смело сказать, что чья-то костлявая рука нагло вмешалась и вписала туда свои строки без спросу. Так или иначе, сотня везучих (или не очень) душ вернулась в свою сотню тел. Ритуал был близок к идеалу: суметь идеально воссоздать каждый сосуд из плоти, изучив только его душу, после чего вернуть душу в тело - матерство высшего класса, доступное единицам из смертных. Но, как и любое другое творение приземлённого сознания, это имело свой изъян, и стоит сказать, весьма крупный.

Каждый, кто знаком с магией воскрешения, прекрасно знает об одной маленькой зацепке в этом непростом деле: душа должна желать вернуться в тело, иначе все затраты сил пойдут насмарку. Не подумайте, Тёмному страннику, как никому другому, известно об этой неприятной особенности, просто он предпочитает её игнорировать. Каждый понимает этот жест, как ему угодно: жестокость, испытание, безразличие, самонадеянность. Но больше всех достаётся именно тем, кто оказался внизу, на арене. Душа, что не желала возвращаться в тело, а волею могущественного чародея была помещена туда насильно, как любое самостоятельно мыслящее нечто, оказывает сопротивление. А тело, существующее без души, опускается на уровень заложенных в нём природой инстинктов. Вот так и толпа обнажённых домиров, стоящая босыми ногами на тысячах скелетов, начинает сходить с ума. Происходит это с большинством, но не со всеми, так как из сотни случайных душ обычно находится хотя бы пара, пожелавшая продолжить своё физическое существование. В лучшие годы их мог набраться и целый десяток, в худшие - всего лишь одна, но с первых секунд определить это было довольно тяжело, и тому были свои причины.

С первых секунд над ареной всегда подымался дикий, душераздирающий рёв. Ритуал Тёмного странника был достаточно болезненный, но боль была самым незначительным фактором. Крики испуга, вой ярости и плачь отчаянья - вот что на самом деле заполняло пространство. На фоне такого разрушительного звука прислушаться к голосу собственного разума была непреодолимо тяжело, от чего ритуал воскрешения по окончанию превращался в массовую истерию, но ненадолго. Кто-то начинал приходить в себя и, судорожно оглядываясь, тщетно пытался вспомнить предшествующие события. Это были те самые единицы, души которых действительно желали продолжить жизнь. Шум остальных постепенно перерастал в злобный рык. И если ты не был одним из большинства, то тебе приходилось наблюдать, как у твоих соседей бездумно закатываются глаза, а изо рта начинает обильно валить пена. И только тем, чьи глаза не были приспособлены к полной темноте, приходилось ещё хуже, ведь они не видели абсолютно ничего.

  + Открыть  НРПГ
Супер Супер 16 Мар 2013, 12:47
Шинсу С 8 марта!
Вы прекрасны!

И всегда, и везде, и всяко
Вы любимы!
И румянцем смущения красным,
Взглядом страстным

Вы прекрасны!

И в погоду любую плохую,
Когда ветер бушует
Да затянуто тучами небо,
День ненастный,

Вы прекрасны!

Даже в скверном своём настроении,
Без сомнений,
И усталым ликом несчастным,
Словом властным

Вы прекрасны!

И сутра, и днём и под вечер,
Во всё время,
Ещё более - ночью тёмной
Твердим неутомно:

Вы прекрасны!

Вы хитры, умны и коварны,
Всегда желанны
И бываете очень опасны,
Но от этого (вновь)

Вы прекрасны!

Вы чертвоски сильны, но всё же
Вы ранимы
И мужчинами вашими должны
Быть хранимы

И вообще повторять это вслух -
Не напрасно!

С 8 Марта.
Вы прекрасны!
Супер Супер 8 Мар 2013, 14:07
Дрон С 8 марта!
Вы прекрасны!

И всегда, и везде, и всяко
Вы любимы!
И румянцем смущения красным,
Взглядом страстным

Вы прекрасны!

И в погоду любую плохую,
Когда ветер бушует
Да затянуто тучами небо,
День ненастный,

Вы прекрасны!

Даже в скверном своём настроении,
Без сомнений,
И усталым ликом несчастным,
Словом властным

Вы прекрасны!

И сутра, и днём и под вечер,
Во всё время,
Ещё более - ночью тёмной
Твердим неутомно:

Вы прекрасны!

Вы хитры, умны и коварны,
Всегда желанны
И бываете очень опасны,
Но от этого (вновь)

Вы прекрасны!

Вы чертвоски сильны, но всё же
Вы ранимы
И мужчинами вашими должны
Быть хранимы

И вообще повторять это вслух -
Не напрасно!

С 8 Марта.
Вы прекрасны!
Супер Супер 8 Мар 2013, 13:39
Robert Набор в паритю "Пророки новой эпохи"
Они обретают новую цель, великую и значимую миссию, которая изменит этот мир.
Они обретают старую истину, долю знаний тысяч ноитов и наследие миллионов циклов.
Они обретают большое могущество, богатство и мощь, соразмерную с королевскими гвардиями.
Они обретают свою жизнь, которой их лишили.
Они обретают имя. Пророки новой эпохи.
Они обретают всё.


Краткое введение:
Раз в несколько сотен циклов Тёмный странник возвращается в своё поместье, чтобы снова провести великий ритуал воскрешения. Десятки душ вновь обретают существование, но лишь единицы из них выживают. Теперь им предстоит стать предвестниками великих изменений, вернуть Королевству Ночи его истинный облик, завершить то, что продолжается вот уже миллионы циклов подряд... или умереть.

Система:
D&D 3.5

Персонажи:
Механика
  • Стартовый уровень - 5
  • Максимальный ECL - 7 (темплейты или расы с LA до +2)
  • Расы и классы - любые официальные
  • Darkvision - желателен, для вашего же удобства
  • Генерация на 80 очков
  • Добрым быть нежелательно
История
  • Первое и главное требование - персонаж должен быть мёртв.
  • Второе и не менее главное требование - персонаж должен иметь очень важную и значимую для него цель, которую он не успел выполнить при жизни. Квенты я хочу и буду обсуждать до входа в игру в личном порядке через ЛС или Skype.
  • Происхождение персонажа не ограничено Миром Тени, даже более, вероятность того, что среди воксрешённых будет кто-то из местных, крайне мала. Игроки вольны в выборе расы, происхождения и истории персонажей. Однако, выдумывая себе изощрённую квенту, не забывайте, что мир ДСМ также имеет свои особенности.
  • С момента смерти персонажа до момента его воскрешения могло пройти очень много времени, но память об этом времени отсутствует. Последнее воспоминание - это острая боль в позвоночнике от кинжала, резкое жжение по всему телу от огненного заклинания или свист ветра в ушах от падения с обрыва. Однако, смерть персонажа должна быть сопряжена с предельно сильным эмоциональным состоянием. Любовь, ярость, страх... фантазия неограничена.
Снаряжение
  • Начинают персонажи с НИЧЕМ. Но очень быстро это будет исправлено. При генерации используйте ценник Мин-Акрона и указанный в нём стартовый капитал на 5-ый уровень: 90000 мм. Но учитывайте, что сняражение будет выдано не сразу.
Стиль:
Выживание с большим количеством боёвок, путешествие, плавно разбавляющееся социальной составляющей.

Желаемая скорость игры:
В течение двух суток каждый игрок должен отписаться хотя бы по разу. Желаемая скорость может существенно отличаться от реальной. Условия на ожидание игроков в боёвках будут обсуждаться в НРПГ.
Хорошая идея Хорошая идея 24 Фев 2013, 12:14
Toshka Набор в паритю "Пророки новой эпохи"
Они обретают новую цель, великую и значимую миссию, которая изменит этот мир.
Они обретают старую истину, долю знаний тысяч ноитов и наследие миллионов циклов.
Они обретают большое могущество, богатство и мощь, соразмерную с королевскими гвардиями.
Они обретают свою жизнь, которой их лишили.
Они обретают имя. Пророки новой эпохи.
Они обретают всё.


Краткое введение:
Раз в несколько сотен циклов Тёмный странник возвращается в своё поместье, чтобы снова провести великий ритуал воскрешения. Десятки душ вновь обретают существование, но лишь единицы из них выживают. Теперь им предстоит стать предвестниками великих изменений, вернуть Королевству Ночи его истинный облик, завершить то, что продолжается вот уже миллионы циклов подряд... или умереть.

Система:
D&D 3.5

Персонажи:
Механика
  • Стартовый уровень - 5
  • Максимальный ECL - 7 (темплейты или расы с LA до +2)
  • Расы и классы - любые официальные
  • Darkvision - желателен, для вашего же удобства
  • Генерация на 80 очков
  • Добрым быть нежелательно
История
  • Первое и главное требование - персонаж должен быть мёртв.
  • Второе и не менее главное требование - персонаж должен иметь очень важную и значимую для него цель, которую он не успел выполнить при жизни. Квенты я хочу и буду обсуждать до входа в игру в личном порядке через ЛС или Skype.
  • Происхождение персонажа не ограничено Миром Тени, даже более, вероятность того, что среди воксрешённых будет кто-то из местных, крайне мала. Игроки вольны в выборе расы, происхождения и истории персонажей. Однако, выдумывая себе изощрённую квенту, не забывайте, что мир ДСМ также имеет свои особенности.
  • С момента смерти персонажа до момента его воскрешения могло пройти очень много времени, но память об этом времени отсутствует. Последнее воспоминание - это острая боль в позвоночнике от кинжала, резкое жжение по всему телу от огненного заклинания или свист ветра в ушах от падения с обрыва. Однако, смерть персонажа должна быть сопряжена с предельно сильным эмоциональным состоянием. Любовь, ярость, страх... фантазия неограничена.
Снаряжение
  • Начинают персонажи с НИЧЕМ. Но очень быстро это будет исправлено. При генерации используйте ценник Мин-Акрона и указанный в нём стартовый капитал на 5-ый уровень: 90000 мм. Но учитывайте, что сняражение будет выдано не сразу.
Стиль:
Выживание с большим количеством боёвок, путешествие, плавно разбавляющееся социальной составляющей.

Желаемая скорость игры:
В течение двух суток каждый игрок должен отписаться хотя бы по разу. Желаемая скорость может существенно отличаться от реальной. Условия на ожидание игроков в боёвках будут обсуждаться в НРПГ.
Хорошая идея Хорошая идея 24 Фев 2013, 00:25
Кирак Набор в паритю "Пророки новой эпохи"
Они обретают новую цель, великую и значимую миссию, которая изменит этот мир.
Они обретают старую истину, долю знаний тысяч ноитов и наследие миллионов циклов.
Они обретают большое могущество, богатство и мощь, соразмерную с королевскими гвардиями.
Они обретают свою жизнь, которой их лишили.
Они обретают имя. Пророки новой эпохи.
Они обретают всё.


Краткое введение:
Раз в несколько сотен циклов Тёмный странник возвращается в своё поместье, чтобы снова провести великий ритуал воскрешения. Десятки душ вновь обретают существование, но лишь единицы из них выживают. Теперь им предстоит стать предвестниками великих изменений, вернуть Королевству Ночи его истинный облик, завершить то, что продолжается вот уже миллионы циклов подряд... или умереть.

Система:
D&D 3.5

Персонажи:
Механика
  • Стартовый уровень - 5
  • Максимальный ECL - 7 (темплейты или расы с LA до +2)
  • Расы и классы - любые официальные
  • Darkvision - желателен, для вашего же удобства
  • Генерация на 80 очков
  • Добрым быть нежелательно
История
  • Первое и главное требование - персонаж должен быть мёртв.
  • Второе и не менее главное требование - персонаж должен иметь очень важную и значимую для него цель, которую он не успел выполнить при жизни. Квенты я хочу и буду обсуждать до входа в игру в личном порядке через ЛС или Skype.
  • Происхождение персонажа не ограничено Миром Тени, даже более, вероятность того, что среди воксрешённых будет кто-то из местных, крайне мала. Игроки вольны в выборе расы, происхождения и истории персонажей. Однако, выдумывая себе изощрённую квенту, не забывайте, что мир ДСМ также имеет свои особенности.
  • С момента смерти персонажа до момента его воскрешения могло пройти очень много времени, но память об этом времени отсутствует. Последнее воспоминание - это острая боль в позвоночнике от кинжала, резкое жжение по всему телу от огненного заклинания или свист ветра в ушах от падения с обрыва. Однако, смерть персонажа должна быть сопряжена с предельно сильным эмоциональным состоянием. Любовь, ярость, страх... фантазия неограничена.
Снаряжение
  • Начинают персонажи с НИЧЕМ. Но очень быстро это будет исправлено. При генерации используйте ценник Мин-Акрона и указанный в нём стартовый капитал на 5-ый уровень: 90000 мм. Но учитывайте, что сняражение будет выдано не сразу.
Стиль:
Выживание с большим количеством боёвок, путешествие, плавно разбавляющееся социальной составляющей.

Желаемая скорость игры:
В течение двух суток каждый игрок должен отписаться хотя бы по разу. Желаемая скорость может существенно отличаться от реальной. Условия на ожидание игроков в боёвках будут обсуждаться в НРПГ.
Супер Супер 23 Фев 2013, 22:25
Призрак Форума Набор в паритю "Пророки новой эпохи"
Они обретают новую цель, великую и значимую миссию, которая изменит этот мир.
Они обретают старую истину, долю знаний тысяч ноитов и наследие миллионов циклов.
Они обретают большое могущество, богатство и мощь, соразмерную с королевскими гвардиями.
Они обретают свою жизнь, которой их лишили.
Они обретают имя. Пророки новой эпохи.
Они обретают всё.


Краткое введение:
Раз в несколько сотен циклов Тёмный странник возвращается в своё поместье, чтобы снова провести великий ритуал воскрешения. Десятки душ вновь обретают существование, но лишь единицы из них выживают. Теперь им предстоит стать предвестниками великих изменений, вернуть Королевству Ночи его истинный облик, завершить то, что продолжается вот уже миллионы циклов подряд... или умереть.

Система:
D&D 3.5

Персонажи:
Механика
  • Стартовый уровень - 5
  • Максимальный ECL - 7 (темплейты или расы с LA до +2)
  • Расы и классы - любые официальные
  • Darkvision - желателен, для вашего же удобства
  • Генерация на 80 очков
  • Добрым быть нежелательно
История
  • Первое и главное требование - персонаж должен быть мёртв.
  • Второе и не менее главное требование - персонаж должен иметь очень важную и значимую для него цель, которую он не успел выполнить при жизни. Квенты я хочу и буду обсуждать до входа в игру в личном порядке через ЛС или Skype.
  • Происхождение персонажа не ограничено Миром Тени, даже более, вероятность того, что среди воксрешённых будет кто-то из местных, крайне мала. Игроки вольны в выборе расы, происхождения и истории персонажей. Однако, выдумывая себе изощрённую квенту, не забывайте, что мир ДСМ также имеет свои особенности.
  • С момента смерти персонажа до момента его воскрешения могло пройти очень много времени, но память об этом времени отсутствует. Последнее воспоминание - это острая боль в позвоночнике от кинжала, резкое жжение по всему телу от огненного заклинания или свист ветра в ушах от падения с обрыва. Однако, смерть персонажа должна быть сопряжена с предельно сильным эмоциональным состоянием. Любовь, ярость, страх... фантазия неограничена.
Снаряжение
  • Начинают персонажи с НИЧЕМ. Но очень быстро это будет исправлено. При генерации используйте ценник Мин-Акрона и указанный в нём стартовый капитал на 5-ый уровень: 90000 мм. Но учитывайте, что сняражение будет выдано не сразу.
Стиль:
Выживание с большим количеством боёвок, путешествие, плавно разбавляющееся социальной составляющей.

Желаемая скорость игры:
В течение двух суток каждый игрок должен отписаться хотя бы по разу. Желаемая скорость может существенно отличаться от реальной. Условия на ожидание игроков в боёвках будут обсуждаться в НРПГ.
Молодец Молодец 23 Фев 2013, 21:22
Призрак Форума С днем рождения, Призрак Форума!
С Днём высвобождения тебя, Призрак форума! wink.gif
Спасибо Спасибо 5 Окт 2012, 23:12
Skye Skye! С днем рождения тебя!
Skye, пусть желания исполняются своевременно, мечты греют душу, люди создают приятную атмосферу вокруг тебя, а настроение всегда остаётся на высоте. С Днём Рождения!
Спасибо Спасибо 5 Сен 2012, 17:25
Drakoshka Отсутствия
Последние два дня был не в состоянии дажев интернет толком зайти. Так что я пропал на пару дней и, возможно, ещё пару дней буду малоактивен и труднодоступен.
Спасибо Спасибо 29 Авг 2012, 10:37

2 страниц V   1 2 >
Текстовая версия
Время загрузки страницы: Пожалуйста, подождите
Сейчас: 14 Дек 2017 - 14:20
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения правообладателя. В противном случае, любое копирование материалов сайта (даже при наличии ссылки на оригинал текста) - является нарушением законодательства Российской Федерации об авторском праве и смежных правах, и может повлечь за собой судебное преследование в соответствии с законодательством Российской Федерации. Для связи с правообладателем - обращайтесь к администрации форума.


Рейтинг Ролевых Ресурсов     Яндекс.Метрика